Первый хорошо изученный опыт масштабного языкового манипулирования относится ко времени Великой Французской революции. Наследие Французской революции — это, с одной стороны, свободомыслие энциклопедистов, а с другой — первые упражнения в насильственной ломке языка, например отказ от традиционных названий месяцев или привычных обращений. Позже в России по образцу французского citoyen (гражданин) будут введены обращения гражданин (после Февраля 1917 г.), а потом и товарищ; в Иране после исламской революции — обращение брат (сестра). Все они быстро приобрели официальную и отнюдь не «товарищескую» окраску. В СССР 60 —70-х гг сталкиваться с обращением гражданин человеку
приходилось как раз тогда, когда с гражданскими правами ему предстояло проститься — так обращались к задержанным, подследственным и т. д — вплоть до заключённых Ко времени Французской революции восходит и традиция метафорического представления свободы, славы, отечества в виде весьма кровожадных существ, окружённых врагами и требующих постоянных жертв, причём врагом может оказаться кто угодно. Как писал Максимильен Робеспьер, «сегодня общественное мнение уже не может более распознавать врагов народа по явным признакам роялизма и аристократии, надо, чтобы оно распознавало их по более тонким признакам — отсутствию гражданских чувств и интриганству» За врагами народа во Франции последуют враги народа в СССР, враги рейха в Германии, враги ислама в Иране.
В Германии периодом интенсивного языкового манипулирования было 12-летнее нацистское господство Например, специальным распоряжением министерства пропаганды от 22 августа 1936 г. было предписано во всех официальных текстах именовать погибших немецких солдат не gejallenen 'павшие', a ermordeten 'убитые', дабы подчеркнуть, что они не пали в битве с честным врагом, а были злодейски убиты; отступление называлось не иначе как Frontbegradigung 'выравнивание линии фронта'. Весьма специфическое содержание приобрели слова Volk 'народ', deutsch 'немецкий', Blut 'кровь' и Boden 'почва', особенно в сочетании Blut und Boden, «Кровь и почва» — одна из главных категорий национал-социализма. Подобные усилия по мобилизации «властного потенциала» языка предпринимались и в других странах с фашистскими режимами.
Для Соединённых Штатов Америки пиком языкового манипулирования стали годы войны во Вьетнаме. Она велась по схеме «далёкой войны, которая тебя может и не коснуться». Для тех, кто занимался её пропагандистским прикрытием, было важно успокоить общественность. Поэтому «вьетнамский английский» (так был издевательски прозван язык этих публикаций) стал копилкой эвфемизмов. Многие из них, например умиротворение 'полное уничтожение', защитная реакция 'бомбардировка', дружественный огонь (буквальный перевод английского выражения friendly fire — когда 'по ошибке обстреливают или бомбят своих'), превратились в хрестоматийные примеры злоупотребления языком.