Трудности в этой области связаны с изучением процессов, происходящих в моз1у человека. Не всякую деятельность мозга можно исследовать напрямую, и информацию получают, наблюдая за речью детей, а также людей, страдающих речевыми расстройствами (афазиями). У ребёнка речевой механизм формируется постепенно, на глазах наблюдателя, а у больного с повреждёнными участками мозга этот механизм частично выходит из строя. В том и другом случае видно, что речевой механизм неоднороден и состоит из различных «блоков», находящихся в разных местах мозга. У ребёнка эти «блоки» начинают функционировать в разное время, а у больного иногда выходит из строя один «блок» при нормальной работе других. Такие исследования на стыке лингвистики, психологии и физиологии ведутся уже несколько десятилетий, в том числе и в нашей стране. Начал их в 40-х гг. известный психолог Александр Романович Лурия.
До недавнего времени в лингвистике была принята так называемая концепция «чёрного ящика»: не важно, что происходит у человека в мозгу, задача учёного — изучать то, что человек говорит. Как разобраться в речевой деятельности человека, если прямой доступ к мозгу невозможен? Один из способов — наблюдение над самим собой. Такое наблюдение называется интроспекцией (от лат. introspectare — «смотреть внутрь»). Каждый лингвист — одновременно и носитель некоторого конкретного языка, и носитель языка вообще. Он сверяет результаты исследований с тем, что хранится в его мозгу. Всегда какие-то решения, даже логически безукоризненные, отбраковываются как интуитивно неприемлемые. Структурная лингвистика, особенно в американском варианте,
пыталась ради строгости описания полностью исключить интуицию и интроспекцию из научного оборота. Однако реально опыт лингвиста заменялся опытом другого человека — носителя изучаемого языка. В наше время стало окончательно ясно, что обойтись без самонаблюдения и учёта языковой интуиции нельзя. Более того, языковая интуиция сама становится предметом изучения. Для того чтобы общаться с помощью языка, недостаточно владеть запасом слов и грамматическими правилами. Общение будет успешным, если строить высказывания так, чтобы слушающий понял их; сокращать их ровно настолько, насколько это возможно; выражать целую гамму оттенков смысла одновременно, привлекая для этого и впеязы-ковые средства, и многое другое. Лингвисты до сих пор не объяснили, как всем нам удаётся решать задачи такого рода.