После Второй мировой войны центром науки о языке стали Соединённые Штаты Америки. Лишь в некоторых странах (во Франции, в бывшем СССР и Японии) лингвистика продолжала развиваться независимо от американского влияния, однако в целом именно американская наука стала определять развитие языкознания.
В конце 50-х — начале 60-х it. XX столетия в американской науке о языке произошли значительные изменения. Десятилетиями господствовавшая структурная лингвистика, основанная на идеях Леонарда Блумфилда и Зеллига Хэрриса, в течение всего нескольких лет уступила место новому направлению. Произошёл научный переворот, который в истории лингвистики известен под названием «хомскианская революция». Это событие в значительной степени изменила не только американскую, но и всю мировую науку о языке.
Человеком, объявившим о научном перевороте, стал Нбам Хомский (родился в 1928 г.; более правильное произношение Чомски), профессор Гарвардского университета. Как и многие видные лингвисты до него (В. фон Гумбольдт, Н. С. Трубецкой, Е. Д Поливанов и др.), он не ограничивал свои интересы только лингвистикой и стал известен как социолог и политолог левых взглядов. Хомский учился у Хэрриса и начинал как его последователь, но затем выступил с собственной концепцией языка. Его книги «Синтаксические структуры» (1957 г.), «Аспекты теории синтаксиса» (1965 г.) и «Язык и мышление» (1968 г.) стали знаменитыми. Учёный до сих пор
продолжает активно работать, постоянно изменяя свою теорию.
Предшественники Ноама Хомского стремились к объективности и строгости получаемых результатов, их независимости от языковой интуиции исследователей. Они сосредоточились на строгих процедурах описания конкретных языков, не интересуясь лингвистической теорией и общими свойствами человеческого языка. Проблематика лингвистики оказалась резко суженной — такова была плата за точность методов. Н. Хомский, не отказываясь от разработанных в 50-х гг. XX в. строгих, математических методов изучения языка, вернулся к проблемам, которых избегала не только американская, но и вся мировая лингвистика после Фердинанда де Соссюра. Ему удалось найти новые методы, позволившие серьёзно обсуждать вопросы, о которых шла речь в «Грамматике Пор-Рояля» и в работах Вильгельма фон Гумбольдта — о связи языка и мышления, о глубинной общности всех языков и творческом характере языка.