Лингвистика XIX столетия создала сколько-нибудь разработанное учение лишь в области сравнения родственных языков и реконструкции праязыков. Всё остальное не слишком занимало научное сообщество. Интереса к теории не было. Один из самых именитых немецких лингвистов тех лет утверждал, что настоящий исследователь языка может ужиться с любой теорией. Исключением был великий Гумбольдт (см. статью «Человек, народ и язык. Вильгельм фон Гумбольдт»), но его идеи были скорее гениальными догадками, чем разработанными теориями. Фердинанд де Соссюр был единственным, кто задался целью создать общую теорию языка. Однако прежде всего надо было ответить на вопрос: что такое язык?
Все явления, связанные с процессами говорения и слушания, Соссюр обозначил общим термином речевая деятельность. От исключительно многообразна, но лингвисту надо уметь видеть в этом многообразии главное — язык. «Язык, — отмечал Соссюр, — только определённая часть, правда важнейшая часть, речевой деятельности». По определению Соссюра, язык — лишь сумма необходимых условностей, принятых обществом. Но именно она делает возможной речевую деятельность. Все компоненты речевой деятельности, не относящиеся к языку, учёный назвал общим термином речь.
Как же соотносятся язык и речь? Возьмём небольшой фрагмент речевой деятельности — высказывание Иди домой. Его можно произнести высоким или низким, нормальным или охрипшим голосом, быстро или медленно, в соответствии с нормами литературного языка или с акцентом. Его интонация может выражать дополнительные оттенки смысла: насмешку, угрозу, сочувствие и т. д. Всё это имеет отношение к речевой деятельности, но не к языку. Согласно Соссюру, это элементы речи.
И в то же время данное высказывание представляет собой некоторое формальное и смысловое единство, которое принято называть предложением. Оно состоит из двух компонентов — слов и синтаксической связи между ними. Каждое из слов — иди и домой — состоит из двух компонентов, называемых морфемами (ид-, -и, долг-, -ой). Первое слово относится к классу глаголов, второе — к классу наречий. Это высказывание членится на восемь минимальных звуковых элементов [ид'и да-moj]. Часть из них (например, [а] и [о], [д'] и [д]) представляет собой варианты одной и той же единицы — фонемы. Предложение в целом имеет определённое значение: говорящий предлагает собеседнику двигаться из точки, где он находится, туда, где он живёт. Это значение распределяется по словам и морфемам, передаётся интонацией предложения. Всё перечисленное, согласно Соссюру, относится к языку.
Таким образом, языку принадлежит далеко не всё, что есть в речевой деятельности. Например, первый и третий звуки слова иди в речи не тождественны друг другу (гласные под ударением и без ударения всегда произносятся неодинаково), но с точки зрения языка имеет значение лишь то общее, что у них есть. Интонация высказывания Иди домой может быть самой разной, но в ней обязательно выражается повеление; и с точки зрения языка существен только этот повелительный компонент интонации.
Нетрудно видеть, что всё индивидуальное, всё связанное с творческим характером языка (что было столь важным для Гумбольдта) у Сос-сюра отнесено к речи. Язык, по Соссюру, — это социальное, коллективное явление, общее достояние всех говорящих на нём, тогда как речь всегда индивидуальна. Если Гумбольдт подчёркивал, что язык — не застывший продукт человеческой деятельности, а сама эта деятельность, то Соссюр утверждал прямо противоположное: «Язык не деятельность говорящего. Язык — это готовый продукт, пассивно регистрируемый говорящим...».
Конечно, учёный во многом лишь уточнил тот объект, которым преимущественно и занимались языковеды, начиная с таблиц склонения и спряжения древнего Вавилона. Но раньше лингвисты не отделяли проблемы языка от прочих вопросов. Теперь же круг проблем, которыми лингвистика должна заниматься в первую очередь, был очерчен. Ф. де Соссюр разграничил «внутреннюю лингвистику», занимающуюся языком, и «внешнюю лингвистику», изучающую то, «что чуждо его организму, его системе». Во внешнюю лингвистику попали, в частности, проблемы географического распространения языков, все проблемы, связывающие языки с историей, культурой, политикой, а также акустика, физиология и психология речи. Учёный, разумеется, не отрицал важности изучения внеш-нелингвистических вопросов, но для него они стояли вне основной проблематики языкознания. Дважды в программе своего курса он обещал его заключительную часть посвятить «лингвистике речи» и оба раза этого не сделал.
Ф. де Соссюр сузил проблематику науки о языке, однако это помогло впервые уточнить и чётко определить первоочередные лингвистические задачи. После Фердинанда де Соссюра лингвисты в течение полувека сосредоточились на изучении языка, прежде всего звукового строя и морфологии, уже в новом, соссюров-ском смысле. И достигли они многого. Если раньше лингвистика была точной наукой лишь в очень узкой области — в реконструкции праязыков, то в XX в. увеличилась точность многих лингвистических методов, появилась разработанная методика языкового анализа.