Однако если есть единственный язык, содержащий истинные имена всех явлений, то ясно, что развиваться он не может и не должен — его
можно только забывать и портить. Языковед Александр Матвеевич Пешковскии (1878—1933) отмечал, что из всех идеалов языковой идеал — единственный, который лежит всегда позади. В древности и Средневековье считалось, что задача языковеда — восстановить истину, т. е. древнее состояние языка.
Сейчас область языкознания, изучающая происхождение слов, называется этимологией. Этимология сложилась ещё в античности; сходные области знаний были и у других народов, например у арабов и японцев. В то время она считалась наукой не о древних, а о «настоящих» значениях слов, которые существовали и будут существовать всегда, но оказались забытыми людьми.
Как определить идеальный язык, каждая традиция решала по-своему. Иногда за образец брали самые древние памятники. Например, японские учёные (кокугакуся) много десятилетий занимались реконструкцией японского языка эпохи создания древнейших поэтических памятников (VIII—X вв.), пытаясь изгнать из бун-го всё, что появилось в нём позже. В других случаях авторитетным становился священный текст (как Коран у арабов, латинский перевод Библии у европейцев) или признанный шедевр литературы (латынь Цицерона и Вергилия, аттический диалект Платона).