Каждый народ на определённом этапе развития считает свой язык единственным «настоящим», а чужие языки — как бы и не языками. Отсюда происхождение слов немцы («немые») и варвары («бормочущие»). Если же этот народ культурно превосходил соседей, то такое представление могло только усилиться. Для древних греков и в течение многих веков для китайцев вообще существовал один язык, а «бормотание» варваров приравнивалось к лаю или мычанию. Однако этот взгляд никогда не распространялся на языковые различия между «своими». Греки игнорировали языки других народов, но обращали внимание на то, что греки разных провинций говорили по-разному Такие разновидности внутри одного языка получили название диалектов, этот греческий термин дожил до наших дней.
И в Индии, и в Китае, и в Древней Греции считалось, что есть один язык, дарованный людям высшими силами. Он может иметь высокий и низкий варианты, а также территориальные (т е диалекты), но никаких других языков быть не должно. Не случайно самые разные народы считали, что каждый предмет и каждый человек имеют «настоящее» имя, тем или иным образом отражающее его свойства. У древнегреческого философа Платона есть диалог, где ведётся спор «за» или «против» такого мнения, а у китайцев была целая система «исправления имён»: например, если правление какого-то императора оказывалось несчастливым — значит, неправильным был девиз его правления, и тогда девиз менялся. Все эти идеи были бы невозможны, если бы люди представляли, что языков много.