В эпоху Раннего Возрождения учёные и писатели были буквально одержимы страстью поиска древних исчезнувших старинных рукописей — манускриптов {or лат. manus — «рука» и scribere — «писать»). Одних (например, Франческо Петрарку, Джованни Боккаччо, Ко-луччо Салутати) интересовали забытые произведения античных авторов, других — истоки христианской культуры, проблемы подлинности Священного Писания. Об этих поисках можно рассказать не одну занимательную повесть. Разбирая древние письмена, учёные сравнивали различные манускрипты и искали закономерности в их оформлении и почерке, чтобы научиться оценивать возраст и иные данные любых рукописей. Так возникла область знаний, называемая палеографией (от греч. «palaios» — «древний» и «grapho» — «пишу»). Учёные-палеографы изучают, откуда происходят, как изменяются письменные знаки и всё, что с ними связано: материал, на котором писали, способ письма и т. п.
Однако первые попытки описания и классификации типов почерков были вызваны причинами практическими и далёкими от науки. Гак, латинская палеография обязана своим появлением имущественным спорам между католическими орденами иезуитов и бенедиктинцев. Иезуиты объявили поддельными грамоты, удостоверявшие права бенедиктинского ордена на монастырь Сен-Дени во Франции. В 1681 г. учёный-бенедиктинец Жан Мабильон в капитальном труде «Трактат о дипломатике» сумел разными способами доказать подлинность древних документов монастыря. Одна из глав этой книги была посвящена анализу почерков латинских рукописей и сравнению письма спорных грамот с письмом других, бесспорных рукописей. Мабильон привёл образцы различных почерков, разделив их на типы письма: готское, лангобардское, франко-галльское, саксонское и романское. Стало ясно, что по типу почерка рукопись можно отнести к той или иной группе и доказать её подлинность.
В России в 1717 г. к палеографическому анализу обратились старообрядцы, чтобы доказать поддельность двух якобы древних рукописей, на которые ссылались в споре с ними сторонники церковной реформы патриарха Никона. Одна из рукописей называлась «Соборное деяние на еретика... Мартина» и выдавалась за написанную в XII в., другая была представлена как «Требник митрополита Феогноста», будто бы исправленный Феогностом по приказанию Ивана Калиты в 1329 г. Обе рукописи были выставлены на Печатном дворе для убеждения верующих. Написанные на заплесневелом и изъеденном жучками пергамене, на неискушённого читателя они действительно производили впечатление древних. Однако не таковы были образованные книжники, отстаивавшие старую веру. Андрей Денисов и его ученики и сподвижники Леонтий Федосеев и Мануил Петров написали большое исследование, которое всесторонне опровергло подлинность «Соборного деяния...» и «Требника...». Помимо логических, хронологических и фактических ошибок они указали на несообразности в палеографических данных, заметив, в частности, что цвет чернил, которыми написаны эти рукописи, отличается от цвета чернил на древнем пергамене, а старые начертания букв были совсем другими.