Консонантное письмо хорошо подходит для семитских языков, где согласные звуки играют особую роль корень слова состоит из согласных (обычно трех). Сочетающиеся с ними гласные служат для словообразования и словоизменения. Это похоже на один из способов образования множественного числа в германских языках, например в английском: man — теп ('человек' — 'люди'),goose —geese ('гусь' — 'гуси'). Но в английском таких слов немного, а в семитских языках это единственный и регулярный способ словоизменения. Текст на этих языках, записанный только согласными буквами, достаточно понятен (как если бы в русском языке записывали только основы слов, например: Девочк ид в шкап за рук с мам). Общий смысл очевиден, хотя неясно, об одной девочке сказано или о нескольких. В семитских языках у гласных и согласных разные грамматические задачи. Семитское письмо развивалось по пути огласовки консонантного текста. Это означает, что в текст вводятся надстрочные и подстрочные (д и а кр и ти чески е) значки, обозначающие гласные. Над или под соответствующим согласным (в виде точек или особых значков) отмечается его огласовка, т. е. сопровождающий его гласный звук Тексты, записанные семитским письмом, делятся на тексты с огласовкой (более понятные) и без огласовки (менее понятные, но всё же читаемые).
Путь к равноправному обозначению согласных и гласных был долгим. Уже в западносемит-ских системах письма для обозначения гласных иногда использовали так называемые matres lectionis (буквально «матери чтения») — знаки, помогающие чтению. Это несколько знаков для согласных, которыми обозначали похожие на них гласные. Речь идёт о четырёх согласных звуках —- [w], [j], ['] и [h] (последние два — особые звуки семитских языков). Звуки [w], [j] были близки к гласным [u], [i], а согласные ['] и [h] походили на гласный [а]. Когда финикийским письмом начали пользоваться греки, обозначение гласных стало обязательным. Сначала использовались «матери чтения», позднее знаки для гласных стали отличаться от знаков для согласных. Так, в латинском письме изначально был один только знак «V», который перед гласной всегда читался как согласный [w], а между согласными — как гласный звук [и] Потом этот знак как бы раздвоился на «V» и «U» (поэтому они похожи графически). В современном греческом письме буквы, обозначающие гласные, равноправны с буквами, обозначающими согласные (все буквы стоят в строке вместе).
А в русском языке произошёл обратный процесс: буква для согласного й возникла из буквы для гласного и (пришлось лишь добавить к ней надстрочный значок).
Так появилось звуко-буквенное письмо, в котором письменный знак обозначает не слово, не морфему, а звук. Письменность больше не пыталась напрямую передавать смысл, как пиктография или иероглифика, она просто фиксировала звуковой поток, и этот путь оказался самым эффективным.
3 в у к о-бу к в енно е, или ал фавитное, письмо стало венцом графической эволюции. Оно наиболее экономно (звуков в языке меньше, чем слогов, а слогов меньше, чем слов) и подходит для языков всех типов, чего нельзя сказать о других видах письма. Письменность, состоящая только из словесных знаков, неудобна, например, для языков с богатым словоизменением (как обозначать отдельные морфемы?). Слоговые письменности не очень подходят для языков с большим скоплением согласных.
Письменность как бы ушла на задний план, предоставив людям полную свободу выражения своих мыслей, сведя помехи в общении и взаимопонимании к минимуму.