Порой остроумное высказывание рождается не от избытка чувства юмора, а скорее от умения точно и кратко выразить свою мысль:
Оанэжаы император Николай II, встретившись с Гречем на улиие, спросил его:
— Скажи, пожалуйста, Греч: к чему служит в русской азбуке буква ? ять»?
— Она служит, Ваше Величество, как знак отличия грамотных от неграмотных, — отвечал Греч не залумавшись.
Греч в нескольких словах уместил и мысль о том, что буква «ять» не нужна, и свое отношение к возможной реформе орфографии. Высказывания такого рода называют афоризмами (от греч. aphonsmos — определение»). Они часто строятся на каламбурах, антитезах, парадоксах, как у американского поэта Карла Сэндберга: «Поэзия — это исповель волного животного, которое живет на суше, а хотело бы в возлухе».
Ест Федька с водкой редьку, Ест водка с редькой Федьку.
или такой исторический анекдот Как-то Николай II решил подшутить над генералом Дра-гомировым:
— Михаил Иванович, отчего нос у вас подозрительно красный?
При всей свите Драгомиров гордо ответил:
— А это потешу, Ваше Величество, что на старости лет мне от всяких глупых щенков приходится получать щелчки по носу.
Генерал применил прием разрушения идиомы, «разобрав» его на отдельные слова и вернувшись к их обычному смыслу. Похоже построены и распространенные шутки типа Кто обжёгся на молоке, дует водку. Многие дети знают каламбуры поэта Якова Козловского:
Сев в такси, спросила такса; «За проезд какая такса?». А водитель: «Денег с такс Не берём совсем. Вот так-с!».
Обыгрываться может и созвучие слов. Девочка приходит из детского сада в слезах: «Воспитательница страшная, нас пугает, всё время говорит: „Съест КПСС, съест КПСС!"». Каламбурит и кот Матроскин, когда вместо того, чтобы сказать «Фиг вам!», рисует вигвам. Каламбуры часто возникают в речи спонтанно: Ну как твой новый приятель, лётчик? — Улётный! Или: Как ананас? — Не она нас, а мы его! И с аппетитом! Другой вид каламбура — «склеивание» слова из кусочков: грезидиум (из грезить + президиум), выдвиженщина (из выдвиженец + женщина, да ещё на заднем плане деревенщина) (И. Ильф). Шутки такого рода требуют не только чувства юмора, но и чувства языка.
Есть и шутки, прямо связанные с теми или иными языковыми явлениями. Например, такой анекдот: Как отличить зайца от зайчихи? — Пустить на землю: если побежал — значит, заяц, если побежала — значит, зайчиха. Шутка из телевизионной передачи-. Худые — это хорошо. Их можно в больнице по четыре штуки
на одну койку ложить. — Наверное, всё-таки класть? — В больниц}', милочка, не кладутся, а ложатся. Обыгрывать можно синтаксис: Шёл дождь и два студента; один — в галошах, а другой —- в университет.
Можно сказать, что нет в языке ничего, что не могло быть в нужный момент обыграно и использовано для шутки.