История языка русской художественной литературы неразрывно связана с историей русского литературного языка. И не только потому, что у русской художественной литературы и русского литературнот о языка общие истоки Актуализация, создающая язык художествеш юй литературы, — это преодоление автоматизма. Автоматизм же возникает, когда существует нечто устойчивое, нормативное. Литературный язык — это образец нормативного, тот идеальный язык, который позволяет писателю осуществить актуализацию, а читателю — уловить её Актуализировать творческий потенциал языка можно двумя способами: в основе одного — нарушение норм литературного языка, отталкивание от них как от лишённого выразительности стандарта; в основе другого — убеждение в том, что норма есгь проявление самого сущностного, органичного в языке, обладающего безграничными запасами выразительности.
Нарушение нормы создаёт контраст между обычным и художественным и поэтому присуще каждому художественному тексту. Важно, делает ли автор подобный способ актуализации постоянным и господствующим элементом своего языка или использует как единичный приём. Почти у любого писателя можно найти смешение стилей, но невероятная чересполосица деловых, политических и просторечных элементов, которая встречается в известном рассказе «Бочка», характерна именно для М. М. Зощенко.
Во многих художественных текстах имеются слова, изобретённые автором, или слова редкие, обычно не употребляющиеся. И уж совсем не бывает прозаического или поэтического произведения без необычных словосочетаний и значений слов. Постоянным признаком они стали для языка Н. В. Гоголя, М. Е. Салтыкова-Щедрина, Ф. М. Достоевского, А. А. Фета.
Нормы литературного языка развиваются и совершенствуются именно в художественной литературе. На всём протяжении существования русской художественной литературы были авторы, создавшие блистательные образцы чистого и совершенного литературного языка. А С Пушкин и И. С. Тургенев, А. П. Чехов и А. А Ахматова, И. А. Бунин и М. А. Булгаков — в творчестве этих мастеров средством актуализации становилась сама норма, доведённая до уровня искусства.