Языкознание XX в. убедилось в коренном различии между двумя понятиями, предложенными в начале XX в. Фердинандом де Соссюром, — языком и речью Перед лингвистами встал вопрос- является ли текст явлением языка или речи? Где его место?
Французский учёный Эмиль Бенвенист (1902—1976) в статье «Уровни лингвистического анализа» показал, как один уровень языка взаимодействует с другим. На самом нижнем уровне языка находятся фонемы. Они могут соединяться между собой. Например, три фонемы <д>, <о> и <м>, объединившись, дают не новую фонему, а корневую морфему -дом-. Произошёл переход на более высокий уровень языка — морфемный. Дальше начинают объединяться морфемы. Например, корень -дом- и суффикс -ик превращаются в слово домик. Это следующий уровень языка — лексемный.
Далее друг с другом объединяются слова. К слову домик (существительному) можно прибавить маленький (прилагательное), стоял (глагол) и там (местоимение) — получится предложение: Там стоял маленький домик Теперь мы поднялись ещё на один уровень языка — синтаксический.
На этом уровне, по утверждению Бенвениста, заканчиваются собственно языковые явления. Дальше начинается область речи, в которой уже не существует столь определённых отношений между элементами, как не существует и уровней.
Попробуем сделать ещё один шаг и подняться выше. Что происходит, когда предложения объединяются между собой?
Как ни странно, сначала предложения, объединившись, опять дают... предложения Принцип, предложенный Бенвенистом (объединение элементов одного уровня должно давать элемент другого уровня), при этом не нарушается. Всё дело в том, что предложения языка объединяются в предложения несколько иного свойства — текстовые предложения. Один из самых распространённых видов текстовых предложений в школе называют сложносочинёнными предложениями: «С самого раннего утра небо ясно; утренняя заря не пылает пожаром: она разливается кротким румянцем». В этом сложносочинённом предложении заключено три языковых предложения. И. С. Тургенев, а именно он автор этой фразы, своей волей, волей автора, объединил три простых предложения в одно. (Кстати, это был его излюбленный приём.)
В принципе нет ничего невозможного в том, чтобы разделить это сложносочинённое предложение на три простых. Никакой языковой ошибки не будет. Но будет нарушен тот текстовый смысл, который хотел передать Тургенев.
Таким образом, текстовые предложения качественно отличаются от языковых. Это и означает переход на следующий уровень. Можно сказать, что мы подошли к границам языка. Что находится за этими границами:' За ними — речь. Именно там, в речи, находится текст.
Собственно говоря, текст и есть порождение речи, точнее сказать речевой деятельности людей. Ведь общаемся — говорим и пишем — мы не фонемами, морфемами, лексемами или отдельными предложениями, а текстами.