Наиболее полно язык обнаруживает своё назначение как средства коммуникации в диало-г е (от греч. «dialogos») — разговоре двух или нескольких лиц.
Говорящий и слушающий в диалоге то и дело меняются ролями. Реплики в нём связаны между собой: за вопросом должен следовать ответ; на побуждение можно ответить согласием или несогласием совершить действие; на приветствие — также приветствовать, для этикетных высказываний (благодарностей, извинений, поздравлений и т. п.) тоже предусмотрены определённые ответные реакции.
Нередко более удобным способом выразить коммуникативное намерение является косвенный речевой акт, т. е. такой речевой акт, в котором цель высказывания не совпадает с формой предложения. Особенно часто косвенным речевым актом выражают побуждение, прежде всего вежливое. Попросить что-либо можно с помощью вопросительного предложения: Нет ли у вас спичек?; Не найдётся ли у вас спичек? Высказывания с косвенно выраженным коммуникативным намерением часто получаются из предложений со словами зачем и почему: Зачем ты открыл форточку? Простудишься! или Почему ты так со мной разговариваешь? Это не вопросы, а выражения протеста, несогласия.
Косвенный речевой акт часто используется, чтобы выразить возражение или отказ выполнить просьбу. Например, в диалоге из пьесы Оскара Уайльда «Идеальный муж»:
«Леди Чилтерн.Роберт неспособен на опрометчивый поступок. <...>
Лорд Горин г. Всякий способен на опрометчивый поступок».
Ответная реплика воспринимается как возражение: если всякий способен, значит, и Роберт способен.
В «Моцарте и Сальери» А. С. Пушкина Сальери, тоже прямо не возражая, подвергает сомнению утверждение Моцарта косвенно:
«Моцарт. Л гений и злодейство — две вещи несовместные. <...>
Сальери. Ты думаешь? (Бросает яд в бокал Моцарта)». Ответная реплика диалога Тит, иди молотить/ — Брюхо болит выражает отказ выполнить побуждение в косвенной форме, хотя упоминается лишь причина отказа Косвенным образом выражен отказ от ответа и в диалоге из кинофильма «Берегись автомобиля»: «Куда ты идешь? — Мама, мне уже тридцать шесть!».
В связном диалоге смысл предложения взаимодействует не только со смыслом предыдущего предложения, но и с коммуникативным намерением предыдущего высказывания, в частности с условиями его успешности: Что они делают? — Переставляют книги. — Зачем? — Я тоже этого не знаю. Слово тоже — реакция говорящего на условие успешности вопроса («спрашивающий не знает ответа»)
В классических образцах несвязного диалога нарушено в том числе согласование коммуникативных намерений: Здорово, кума! — На рынке была. — Али ты глуха? — Купила петуха (сообщение вместо ответного действия)
Диалог представляет собой своего рода совместную деятельность участников, имеющих некоторую общую цель. Нормальный диалог предполагает соблюдение принципа кооперации: каждый из участников хочет понять коммуникативное намерение другого При этом несоблюдение какого-либо из постулатов общения ещё не означает провала коммуникации как мы видели, часто непрямой способ выразить свою мысль или коммуникативное намерение является более удобным или даже общепринятым (например, при выражении отрицательного мнения, побуждения или отказа) «Кооперативный» слушатель должен распознать это намерение и правильно отреагировать Если он этого сделать не может или, чаще, не хочет, говорящий терпит коммуникативную неудачу В известном анекдоте заблудившиеся воздухоплаватели на свой вопрос: «Где мы находимся'» получают ответ «На воздушном шаре» Вообще, как выясняется, без соблюдения принципа кооперации язык практически не способен служить средством общения. Построить высказывание, которое можно было бы понять только единственным образом, почти невозможно Поэтому вычислять намерения приходится слушателю.
Один из крупнейших исследователей диалога филолог и философ Михаил Михайлович Бахтин писал о диалогичности, неотъемлемо присущей человеческому миру «Всё — средство, диалог — цель. Два голоса — минимум жизни, минимум бытия»