Рубрика Языки мира

Студенты-филологи изучают латынь. Они читают древнеримских классиков, знают, сколько в этом языке падежей и склонений, помнят все сложные времена глагола. Но вряд ли они смогут поболтать на латыни о погоде. Студенты-медики тоже изучают латынь, они должны уметь обсудить на этом языке с коллегами болезнь, помнить все медицинские термины. Но если они не знают, что латынь относится к романским языкам и что значит Dura lex sed lex («Закон суров, но это закон») — не беда. Референт фирмы, много лет ведущий деловую переписку на немецком языке, возможно, не сумеет прочесть в подлиннике стихотворение Гёте. Азартно и виртуозно торгующийся на восточном базаре покупатель, может быть, не справится даже с простейшей запиской на арабском языке. Завсегдатай преимущественно англоязычного Интернета не может без перевода смотреть фильмы на том же языке — к звучанию речи он совершенно не привык.
Знают ли все эти люди иностранный язык? Да, в той мере и в той форме, в какой им это нужно. Владеют ли они иностранным языком так же, как владеют своим родным? Конечно нет. Недаром в английском языке, например, существуют разные термины: acquisition 'приобретение' (это «схватывание» языка, его естественное усвоение) и learning 'сознательное изучение', а также knowledge 'знание языка' и proficiency 'владение языком'. Владеть языком означает не просто его знать. Главное здесь — быть способным активно применять своё знание языка для решения всех необходимых задач в самых разных ситуациях общения. Для того чтобы по-настоящему владеть несколькими языками, нужно или жить в раннем детстве в многоязычном окружении (о явлении билингвизма см. статью «Языки, народы, государства»), или посвятить изучению иностранного языка очень много времени и сил, обязательно погружаясь на длительное время в языковую среду, общаясь на языке. Знать иностранный язык в совершенстве — это такая степень владения языком, когда человек переходит с родного языка на иностранный без напряжения, а носители этого языка даже не заподозрят по его речи, что он иностранец. Этого достигают только некоторые специалисты-переводчики, дипломаты и, конечно, шпионы.
Большинству же людей язык нужен для вполне определённых целей: уметь объясниться по-итальянски во время путешествия в Италию, писать деловые письма на японском языке или читать немецких философов в оригинале. Чем точнее человек определяет свою цель, тем больше у него шансов её добиться. Ведь поставив перед собой задачу знать язык вообще, легко отчаяться от того, как медленно продвигается дело, и забросить его совсем.
Трудно даже представить себе, насколько сложной системой является язык, какой колоссальный объём знаний нужен человеку для того, чтобы свободно владеть родным языком. И это, наверное, хорошо, иначе мы стали бы похожи на сороконожку, которая легко управлялась со своими ногами, пока не задумалась, как это у неё получается. Язык практически неисчерпаем, и даже для частичного овладения неизвестным языком нужны время и терпение. А главное — нужно знать не только чему научиться, но и как этому учиться.