Рубрика Языки мира

Языковые контакты могут быть как тесными, так и эпизодическими. Один полюс составляют случаи, когда носители разных языков не очень стремятся изучить языки друг друга Их цель — лишь получить из другого языка минимальную необходимую информацию, например, о том, как называется нечто, с чем они столкнулись В результате язык пополняется несколькими новыми словами Поскольку взаимопонимание неполно, значение новых слов может сильно отличаться по сравнению с языком источника Характерен рассказ о происхождении названия реки Енисей. В XVI в. русские землепроходцы, продвигаясь по просторам Сибири, спросили, используя, видимо, язык жестов, у местных жителей (эвенков), что они встретят дальше на своем пути Те, показывая рукой на восток, сказали Ионасе («большая вода») Русские, подойдя к большой реке, поняли это ионасе как ее название. Так, изменив своё звучание и значение, слово вошло в русский язык (а через него и в другие языки мира). Особенно легко новые слова получаются из фраз со значением 'не понимаю'. Некоторые учёные считают, что таково происхождение слова кенгуру. Первые английские поселенцы, пытаясь узнать у австралийских аборигенов, как называется невиданное животное, приняли такого рода фразу за его название. Отсюда же, как обычно считается, и название полуострова Юкатан (Мексика).
На другом полюсе оказываются случаи, когда человек владеет двумя языками почти одинаково хорошо, не смешивая их друг с другом. Это чаще бывает, если он осваивает разные языки уже в раннем детстве, общаясь с их носителями. Так, в русских дворянских семьях было принято, чтобы детей воспитывали одновременно русские няни и иностранные гувернёры, не знавшие или очень плохо знавшие русский язык. В таких случаях разные языковые системы хранятся в мозгу более или менее независимо друг от друга. Но и здесь со временем они вступают во взаимодействие. Двуязычный человек может столкнуться с тем, что в одном языке что-то выразить оказывается труднее, чем в другом, и прибегает к средсгвам иной системы. Пушкин, воспитанный на таком двуязычии (русско-французском), неоднократно использовал иностранные слова, записанные латинскими буквами, что показывает представление о них как о нерусских, не входящих в систему русского языка: только в первой главе «Евгения Онегина» французские entrechat 'прыжок', Madame, английские dandy, beefsteak 'бифштекс'(эти английские слова без перевода использовались и во французском языке). В то время соответствующие сферы дворянской жизни ещё не обслуживались русским языком. Но постепенно все эти и многие другие слова вошли в русский язык, перестав быть достоянием лишь двуязычных людей.
Самые существенные изменения происходят в случаях, промежуточных между крайними полюсами: человек свободно владеет одним языком (освоенным обычно в раннем детстве) и до какой-то степени другим. Первый язык при этом всегда оказывает влияние на второй. Русские школьники, изучающие английский или французский, часто пропускают глагол-связку настоящего времени, потому что по-русски такой пропуск — норма (мы говорим Я голоден, англичане: 1 am hungry, французы: fat /aim). Изучающим испанский, наоборот, трудно смириться с принятым в этих языках пропуском личного местоимения (русскому я пою соответствует испанское canto; лицо выражено только окончанием).
Есть и обратное воздействие: при частом пользовании вторым языком он тоже может влиять на первый. Когда, например, сотрудник российского посольства за рубежом говорит, что он распространяет среди местного населения памфлеты о своей родине, то очевидно, что он перенёс в русский язык английское pamphlet 'брошюра', хотя в русском языке слово памфлет, заимствованное из французского, означает 'обличительная публицистическая статья'.
«Наложение» системы одного языка на систему другого называется в языкознании интер-ференцией (термин взят из оптики, где он обозначает наложение одной световой волны на другую). В редких случаях человек даже может не владеть до конца ни одним из языков, при этом каждая из систем накладывается на другую; такой случай называют полуязычием.