Рубрика Языки мира

Пожалуй, чаще всего лингвисты говорят о классификации генетической, или генеалогической. Она опирается на понятие языкового родства, т. е. общего происхождения языков. В ближайшем родстве находятся русский и украинский, чешский и словацкий, испанский и португальский, татарский и башкирский, финский и карельский. Говорящие на них вполне понимают друг друга.
Немного труднее увидеть родственное сходство русского и латышского. Однако, полистав русско-латышский или латышско-русский словарь, можно найти такие пары слов: берёза — berzs, быть — but, верёвка — virve, верх — virsa, вечер —- vakars, вина — vaina, ворона — varna, голова — galva, девятый — deiitais, друг — draugs, забота — beda (сравните беда), земля — zeme, лёд — ledus, мёд — medus, озеро — ezers, семья — saime, снег — sniegs, юный — jauns... Ну а некоторые производные слова «сделаны» чуть ли не под копирку: бездымный — bezdumu, дружба — draudziba, иссякнуть — izsikt, неполный — nepilns, перекраситься — parkrasoties...
Гораздо удивительнее, что в родстве между собой состоят столь разные языки, как русский и туркменский, грузинский и финский, хауса (в Северной Нигерии и других странах Западной Африки) и ненецкий (в низовьях Оби), английский и нанайский, венгерский и тамильский (на юге и юго-востоке Индии и в Шри-Ланке), арабский и японский. Все перечисленные языки являются родственниками, правда, очень и очень далёкими. Поэтому обнаружить и с помощью фонетических соответствий достаточно строго доказать родство этих языков лингвистам удалось лишь совсем недавно, в бСГ-х гг. АХстолетия .Родственные языки называются так потому, что имеют общего предка, т. е. являются историческими продолжениями некоего праязыка, который однажды по каким-то причинам разделился на несколько самостоятельных ветвей. Они могли соседствовать, интенсивно контактировать, сходно развиваться. Однако могло быть и по-другому, носители обособившегося языка оторвались от основного массива «родственников», мигрировали в другие края, тесно общались с носителями неродственных языков, воспринимая от них новые звуки, слова и синтаксические конструкции и забывая многое из прежнего наследия. Каждый новый язык мог делиться дальше, и тогда всё повторялось: миграции, удаления, сближения, утраты, бурный расцвет или, напротив, медленное угасание. Поэтому родственные языки могут быть похожи друг на друга в очень разной степени.
Лингвисты выработали целую серию специальных терминов для описания соотношения
Родственными называются языки, произошедшие от обшего праязыка
языков, Самые мелкие единицы в лингвистической иерархии — отдельные территориальные говоры, которые могут быть распространены на небольшой площади, иной раз охватывая всего лишь несколько небольших населённых пунктов, а то и одно село. Мелкие говоры объединяются в диалекты, а далее в диалектные гру п п ы. В русской диалектологической традиции крупные группы диалектов принято называть наречиями (например, северновеликорусское и южновеликорусское), но к другим языкам этот термин применяется редко. Впрочем, термин «диалект» довольно размыт, так называют и отдельный говор, и крупное наречие.
Следующая ступень в иерархии — язык. Эта важнейшая единица лингвистики также не имеет чёткого определения. Случается, что разные языки отличаются друг от друга меньше, чем диалекты одного языка. Родственные языки объединяются в языковую с ем ъ ю, причём семья может состоять из более или менее обособленных языковых ветвей и гру п п. Объединения более крупные, чем семья, называют макросе чъями (от греч. «makros» — «большой», «крупный»), но этот термин ещё не устоялся и используется сравнительно редко.