Рубрика Языки мира

Реконструированные слова проливают свет на дела не только земные, но и божественные. Учёные восстанавливают имя верховного божества индоевропейцев. Это *tieu(s)-pHter-'бог-отец': древнеиндийский Dyaus pitar 'бог-отец', 'небо-отец'; греческий Zeu pater — Зевс (слово стоит в специальном звательном падеже, служившем для обращения: «О Зевс-отец!»); древнеримский lupiter — Юпитер; лувийское tiuaz tatis 'бог-отец'... Первая часть сложного имени бога (*tieu(s)-) реконструируется как общее название бога и, в частности, бога Солнца, бога Неба: хеттский sins (родительный падеж Siunas) 'бог', 'бог Солнца'; древнеиндийский Dyaus 'небо', deva-h 'бог'; авестийский daeva 'демон'; греческий бог неба Zeus (Зевс); старолатинский Dious — Юпитер, deus 'бог', diuus 'божественный'; древнеирландский dia 'бог'; древнеисландские tivar 'боги'; литовский dievas 'бог'.
Индоевропейское имя верховного бога связано с корнем *tei- 'блестеть', 'светить'. Производные от этого корня образуют слово в значении 'день', *tiu-: латинское dies 'день', древнеирланд-ское die 'день', древнеиндийское diva 'днём'... В индоевропейских традициях подобные имена действительно носили верховные боги. В анатолийском имя верховного бога — *Тги- (Тиу), в древнехеттском тексте царя Анитты бог Siu (Сиу) выступал как верховный бог племени, его именовали «нашим богом Солнца» и воздвигли ему храм; в ранней древнеиндийской традиции Dyaus pitar 'бог-отец', согласно Ригве-де, выступает как прародитель всех небесных богов. Зевс — бог ясного неба — занимал верховное положение в пространстве (на вершине Олимпа) и в иерархии божеств (глава и царь всего пантеона). В италийском пантеоне параллелью Зевса (богом — царём богов) был грозный Юпитер
Помимо верховного божества в древнеин-доевропейском реконструируется и «бог грома и боевой дружины», «покровитель походов» — *per(k)u-no. Этот грозный и сильный бог восседает на скале, вершина которой скрывается в тёмных грозовых небесах, и низвергает оттуда молнии и громы на головы прогневавших его людей и богов. Хотя бог неба и бог грома представляли собой противоборствующие природные силы — Солнце и грозу, они находились рядом в пространстве («высоко вверху») и оба были могущественны Возможно, поэтому в образе некоторых «небесных» богов (например, древнегреческого Зевса и древнеримского Юпитера) проявились черты и «грозового бога»: они владеют громами и молниями, обитают на вершине высокой горы...
Индоевропейцы общались со своими богами, об этом говорят восстановленные корни слов. *аги- 'молиться', "or- 'молить', 'просить богов', 'muk- 'произносить молитвенные слова', *meld- 'молиться, совершая жертву', *sak- 'гадать', 'по приметам узнавать волю богов'.
Люди смертны — *mrt-o. В отличие от людей боги бессмертны — *n-mrt-o-, но не потому, что вообще неподвластны року, а благодаря особому напитку *Hnek-trH- («смерть преодолевающему»). Именно напиток бессмертия — нектар — избавляет того, кто его пьёт, от смерти.
После смерти человеческие души переселялись в загробный мир, представлявшийся индоевропейцам как пастбище. На этом пастбище паслись души умерших людей и принесённых в жертву животных. Само индоевропейское слово *uel- 'пастбище', 'луг' имело второе значение 'обиталище мёртвых'.
Пастбище мёртвых, где пребывают души умерших, отделено от мира живых водой. Согласно упанишадам, заключительной части вед, умерший сначала пересекал озеро, потом реку. В древнегреческой мифологической традиции, где вода воспринимается как стихия, связанная со смертью, царство Аида располагается за непреодолимыми для человека водными преградами.
Со временем количество и сложность этих преград возрастает. У Гомера волшебница Цирцея раскрывает Одиссею секрет того, как преодолеть огромную реку Океан, омывающую землю живых. Царства мёртвых, за ней расположенного, «никто из смертных на чёрном корабле пока не достиг». Позже встречаются упоминания рек Кокит, Стикс, Стигийских болот, Ахерусий-ского озера, в которое впадает огненный Фле-гетон, реки забвения Леты... Интересно, что индоевропейский корень *nau-s 'корабль', 'судно, на котором души переправлялись в потусторонний мир', в языках — потомках индоевропейского — выступает то в значении 'корабль' (латинское navis), то в значении 'смерть', 'труп' (древнерусское навь).
Во многих исторических индоевропейских языках сохранились не только отдельные корни и слова, но и фразеологические сочетания, восходящие к языку-предку. Учёным удаётся восстановить не только слова, но и целые фрагменты древних индоевропейских текстов. Тексты эти никогда не были записаны и существовали лишь в устной поэтической и мифологической традициях. Иногда реконструируются даже целые сюжеты древних преданий, а также основные образы, эпитеты, метафоры.
Лингвистические реконструкции открывают перед нами заманчивую возможность заглянуть в самые отдалённые времена. Языковая «машина времени» позволяет проверить и существенно дополнить данные историков и археологов. И всё же, несмотря на усилия многих поколений индоевропеистов, вопрос о языке и родине наших далёких предков ещё не решён. Версия двух российских учёных — Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Иванова — лишь одна из целого ряда. Сколько же кропотливой работы требуется, какой гигантский Монблан фактов нужно обработать, чтобы наука продвинулась на небольшой шаг вперёд!