Рубрика Языки мира

Итак, беспристрастно изучив необъятное море фактов, лингвистика отказалась делить все языки на совершенные и несовершенные, развитые и неразвитые, сложные и простые. Эти понятия, занимавшие учёных XIX столетия, очень субъективны. Они подразумевают, что есть некии эталон языка или по крайней мере некоторые объективные критерии, по которым можно сопоставлять уровень языков. Однако «самой правильной» структуры естественного языка не существует. Каждый язык по-своему совершенствует свои функции — прежде всего способность служить средством общения и выражения мысли. Точно так же нет и «ущербных» языков: нет ни одного языка, устройство которого обрекало бы его на застой, вело бы к тупиковому состоянию.
А кроме того, как писал известный французский лингвист Эмиль Бенвенист (1902—1976): «Изучение наиболее древних засвидетельствованных языков показывает, что они в такой же мере совершенны и не менее сложны, чем языки современные». В древнейших языках не могло быть таких черт, которые не представлены в современных языках; это утверждение стало аксиомой сравнительно-исторической лингвистики. Все эти языки создал один и тот же вид — Homo sapiens, все они принадлежали к тому же типу коммуникационных систем, что и современные языки.    ?
В конечном итоге лингвистика пришла к парадоксу: с одной стороны, язык не мог возникнуть сразу во всём разнообразии и сложности. С другой — не видно никакого глобального направления языковой эволюции, никакого движения от простого к сложному. Возможно, скачок в развитии языка произошёл 50—80 тыс. лет назад, при появлении людей современного типа — кроманьонцев. Чтобы проникнуть в столь незапамятные времена, нужны совершенно новые идеи, методы. Пока же до создания общей теории развития языков очень далеко. Всё, что есть, — это множество отдельных идей и теорий, часто противоречащих друг другу. Такое положение, впрочем, не говорит о слабости языкознания. Наука по своей сути — многоголосие, причём голоса нередко звучат вразнобой и даже не слышат друг друга. Но именно из этого хора вырабатывается научная мысль, которая становится всеобщим достоянием.