Рубрика Языки мира

Из-за силы тяготения брошенное тело падает на землю — это закон природы. Если товар кто-то хочет купить, найдётся тот, кто станет его производить и продавать, — это закон экономики. А если установлено, что по каким-то причинам какой-то звук появился, перешёл в другой или в определённой фонетической позиции утратился, то налицо законы фонетические. Звуковые изменения изучает историческая фонетика.
Во многих языках действует закон упрощения групп согласных на конце слова. Так, индоевропейское *peds 'нога' выступает в санскрите как pad, в латыни как pes.
В старославянском языке действовал так называемый закон откритого слога: все слоги строились по принципу восходящей звучности. Наименее звучные звуки — глухие фрикативные (щелевые) согласные [ф, с, с', ш', х]. Затем по мере нарастания звучности идут звонкие фрикативные согласные^ [в, з, з', j, ж'], глухие смычные [п, т, ц', ч', к, шт'], звонкие смычные [б, г, д, д'з', ж'д'], сонорные носовые [м, н, н'], сонорные плавные [р, р', л, л']. Самые звучные — гласные звуки, которыми всегда оканчивался слог.
Закон есть закон. Он не знает исключений. Если в язык попадали слова-«чужаки» (заимствования), то и они были вынуждены подчиняться этому закону. Так, в греческом слове psalmos 'псалом' в обоих сочетаниях согласных [ps] и [lm] более звучный согласный предшествует менее звучному. Такое положение было «нетерпимо» для языка. В обоих сочетаниях появилось по гласному ъ: стали произносить пъсалъмъ.
Иногда звуковые изменения приводят к перестройке всей системы фонем. Например, в общем для всех скандинавских народов праязыке были долгие и краткие гласные. Позже краткие безударные гласные были утрачены, а все долгие безударные сократились. Таким образом произошло укорочение слов. Например, ещё в V в. слово дочь произносили dohtrir — с долгим [о] и кратким [i]. Затем краткий безударный [i] перестали произносить, и в древнеисландском это слово звучало уже как dotr.
При этом больше всего пострадали окончания, поскольку они всегда были безударными. А гласный окончания повлиял на гласный корня, потребовав от этого звука частичного уподобления себе. Явление уподобления звуков называется я с с имиляцией (отлат.assimilatio — «уподобление»). В древнескандинавском языке слово дитя звучало *Ъата, а дети — *Ъати. Звук [а] в этих словах звучал немного по-разному. В слове *Ъати он продвигался назад под влиянием звука [и], становясь немного похожим на [о]. В том и другом случае была одна фонема, но в разных вариантах (прислушайтесь: ведь и в русском языке гласные корня в формах деда и о деде звучат немного по-другому). Краткое окончание -и отпало, а гласные корня остались разными: появляются две разные фонемы, различие между которыми передаётся на письме. В древнеисландском языке уже есть формы born и bam.
Историческая фонетика тесно связана с исторической морфологией, изучающей историю словоизменения. В древних германских языках существовали формы Jot 'нога' nfoti 'ноги'. Долгое [о] в древней форме\foti 'ноги' под воздействием окончания *-i передвинулось вперёд: вместо [о] стали произносить [6] (звук, похожий на первый гласный в русском слове тётя). Таким же образом слово tothi 'зубы' превратилось в tothi и т. д. Позже конечное *-/ утратилось. Вместе с ним исчезла особая позиция для звука [о], и он перешёл в [е]. Возникла пара fot —jet (к которой восходит в современном английском foot —feet): изменился способ образования множественного числа.
Звуки небезразличны к соседству. Так же «оглядываться» друг на друга могут и формы слов. Те из них, которые образуются нерегулярно (не так, как все), стараются уподобиться большинству. Например, в древнерусском языке большинство слов среднего рода образовывало падежные формы по модели село — села (ед. ч. род. п.) —- сёла (мн. ч. им. п.). Но было немного существительных среднего рода, основы которых имели некоторые приращения (по происхождению — особые индоевропейские суффиксы), например -ее- (индоевроп. -es-); они склонялись по-другому: слово — словесе (ед. ч. род. п.) — словеса (мн. ч. им. п.). В словах такого типа были две основы: без приращения в именительном и винительном падежах и с приращением во всех остальных случаях. Нечто подобное можно видеть в современных словах мать —матери (ед. ч. род. п.) —.матери (мн. ч. им. п.). Эта нерегулярность постепенно выравнивалась. Вместо соотношения слово — сло-весе — словеса появилось соотношение слово — слова — слова (по типу село — села — сёла). Новые формы образовались по аналогии с формами других слов. Действие грамматической аналогии — один из важнейших механизмов изменения языков. В современном языке наряду с формами множественного числа — слова, тела — существуют и формы словеса, телеса, которые употребляются обычно иронически. Есть в русском языке и слова среднего рода, когда-то входившие в тот же тип склонения, что и слово, основы которых выравнивались иначе. Так, у слова небо не появилось форм множественного числа без приращения: это существительное не нуждалось в форме, обозначающей множество. А вот слово коло обычно использовалось именно во множественном числе — колёса, поэтому результат оказался другим: основа с приращением вытеснила основу коло, появилась форма колесо. Но и у этих слов окончания всё же выровнялись по типу село.