Если всё дело в том, чтобы усвоить одно-единственное правило, почему не так просто научиться писать грамотно? Причин несколько. Одну из них мы уже назвали — неразличение звуков в слабых позициях. Есть и другие. Не всегда бывает легко подобрать нужное проверочное слово. Хорошо, если у слова много «родственников», тогда больше надежды найти среди них «влиятельного» — в сильной позиции. А бывает, что и «родственники» есть, да нужного не найдёшь. Как провертъ безударную гласную в слове город? Перебираем: городок, городишко, городской, загородный... Скоро ли вспомнишь нижегородский или иногородний? К тому же иногда границы между морфемами так размыты, что не поймёшь, в корне ли стоит безударный гласный или в приставке (выделяется ли, например, в слове председатель приставка пред- и соответственно можно ли гласный в корне проверять словом сел?), тот же корень в проверочном слове или другой (например, измороЩ — от моросить или от морозить?), та же приставка или другая, например, в словах преступить и приступить?
А бывает и так, что имеются сразу две проверки. Какую букву писать на месте безударного гласного в слове склониться? Под ударением два образца для проверки: с одной стороны, склонится, поклон и с другой — кланяться. Что же писать без ударения? Пишем о: склонился, поклонюсь, наклоняться. Фонемному принципу такое написание не противоречит, хотя доля условности в выборе буквы о есть.
Вот ещё сходная ситуация: под ударением две гласные (а значит, две проверки). Скачет, вскачь и вскочит, скок-поскок. А как писать ск .кать, век..нить? Без ударения пишутся буквы и я, и о. Для проверки надо брать то же самое слово, но в другой форме: ск...катъ — (он) скачет, скачешь, скачем, значит, надо писать скакать, скачу, скачи (и поскакать, и прискакать, и ускакать); вск...читъ — (он) вскочит, вскочим, вскочишь, значит, надо писать вскочить, вскочу (и подскочить, и заскочить). Слова скакун, скакалка, скачок образованы от скакать, значит, их надо писать через а.
Так же и с написанием корней -тер- и -тир-(протеретъ и протирать), -стел- и -стил- (расстелю и расстилать) и подобных. Здесь тоже имеются две проверки: протёр и протирка, стелет и подстилка. И в этом случае правописание не противоречит общему правилу русской орфографии. Однако, хотя и не противоречит, всё же не позволяет выбрать образец для проверки Орфография велит писать в одних случаях е, в других — и. Как же запомнить, где писать и и где е? Нужен приём для запоминания. Он есть: буква и пишется в том случае, если после корня стоит суффикс -а-, если же этого суффикса нет, то пишется буква е. Этот приём по старому школьному обычаю носит «кодовое» название «ИРА».
Бывает и противоположная ситуация — нет ни одной проверки, звук в слабой позиции нельзя соотнести со звуком в сильной позиции, звук в морфеме «запрятан» так, что его не вытащишь в сильную позицию — на «светлое место», где его можно было бы распознать, расслышать, как он звучит в сильной позиции. Например, предударный гласный в словах собака, олень, капуста вторник, вокзал, лифт, приходится запоминать, зазубривать написание слова или справляться о нём в орфографическом словаре. Всё это фонемно-условные написания.
Плохо, когда нельзя проверить, — приходится запоминать, какую букву писать. А бывает, что нельзя и проверять! Например, при выборе букв а, о в глаголах нельзя брать для проверки глаголы с суффиксом -ива- (-ыва-):растоптать, поторопить, забросать нельзя проверять глаголами растаптывать, поторапливать, забрасывать; существительное семена нельзя проверять родительным падежом семян.
Кроме «объективных» языковых трудностей, связанных с поиском проверочного слова (когда проверку трудно найти, или когда их несколько, или, наоборот, нет ни одной), в русской орфографии есть и случаи прямого нарушения её основного принципа, необъяснимые с точки зрения современного языка. К счастью, эти орфографические аномалии очень немногочисленны. Основной (фонемный, или фонематический) принцип русской орфографии охватывает большую часть написаний. Подсчитано, что в текстах на русском языке этому принципу отвечает 96 % написаний.
Оставшиеся 4 % — это разного рода исключения. Почему в слове заря пишем букву а? Ведь есть законная проверка — зори! Почему пишем пловец (ведь есть плавать)? Почему надо писать расту, растение, если под ударением — [о]: рос, рост, отросток? Так пишут вопреки основному принципу, по установившейся традиции Поэтому такие нефонемные написания называются традиционными.
Ещё пример нефонемных написаний. В приставках раз/роз- под ударением встречается только о (например, роспись, розыгрыш), без ударения же пишется буква а: расписать, разыграть.
Написание конечных согласных в приставках на з/с также не подчиняется главному правилу передачи звуков в слабых позициях. В сильной позиции перед гласным произносится [з]: ра[з]ыскатъ, бе[з]ответный; по фонемному принципу надо бы писать букву з. Однако пишется то з, то с, и выбор нужной буквы зависит от того, какой буквой передаётся следующий согласный, перед буквами звонких согласных пишется з, перед буквами глухих — с, например: разбудить, но распустить, безболезненный, но бесполезный. При этом нужно иметь в виду, что важна именно буква, а не звук В слове безвкусный после приставки идёт звук [ф], но буква в. Пишем з: буква важнее. Такова традиция.
В безударном окончании прилагательных в именительном падеже пишем -ый, хотя под ударением ----ой: молодой, живой, но весёлый,
смуглый.
Есть и другие орфографические аномалии. Особый разряд правил составляют исключения из правил графики О некоторых из них уже говорилось, например о написании буквы и после твёрдых согласных иноязычных приставок. Звук [в] в сильной позиции перед гласным по правилам графики должен передаваться буквой в. Однако в окончании -ого(-его) этот звук полагается обозначать не буквой в, как во всех других случаях, а буквой г. Пишем большого, синего, моего, хотя произносим большо[в]о, сине[в]о, мое[в]о. Это правило касается именно данного окончания. Так распорядилась орфография.
Другие примеры традиционных написаний — буквы о/ё после шипящих под ударением: шорох, но шёпот, боржом, но жёлудь; мягкий знак в конце некоторых слов после шипящих: речь, вскачь, стричь, режь. Все эти написания определяются правилами, действующими исключительно для данных морфем или для данных слов.
Многие написания, которые мы сейчас воспринимаем как прихоть орфографии, как нарушение общего правила, когда-то отражали реальные языковые факты. Это и понятно: орфографические нормы складывались постепенно, и в отступлениях отражается языковое состояние прежних эпох. В словах пожать — пожимать, занять — занимать когда-то носовой гласный чередовался с сочетанием гласный + « или м, отсюда чередование а/им и о/им в современном языке. А в корне лаг//лож в незапамятные времена мягкое г превратилось в ж. Орфография хранит старые чередования.