Рубрика Языки мира

Язык позволяет человеку не просто описать ситуацию, но и высказать своё отношение к тому, что происходит. Например, можно сказать-Пошёл дождь — и просто описать реальное событие. А можно: Эх, пошёл бы дождь! Дождя нет, но мы хотим, чтобы он был, и наше желание особым образом выражено в предложении. Категорию, которая даёт говорящему возможность это сделать, древние грамматики называли модус {лат. modus — «мера», «образ»). На русский язык модус перевели как наклонение — то, как говорящий склонен (или, как раньше говорили, «наклонен») представлять себе ситуацию, то, что он о ней думает. А что он может думать?
Например, ничего. Это нейтральное, «никакое», или, как его называют в грамматиках, изъявительное наклонение, оно просто описывает событие и всё. Может оказаться, что событие, о котором идёт речь, не имеет отношения к реальности; говорящий может только предполагать, что оно когда-нибудь произойдёт: Если бы ночью светило солнце, а зимой распускались цветы... Это ирр в ал ьное на кл о пение Предположив существование какого-нибудь нереального события, можно рассуждать дальше: что произойдет при таком условии? Во многих языках для этого нам понадобится особое условное наклонение, как в песенке Винни-Пуха из сказки Александра Милна:
Если бы Кролик
Был покрупнее,
Если бы Тигра
Был посмирнее,
Глупые игры
Нашего Тигры
Кролика бы
Не смущали нисколько...
В русском языке способ выражения ирреального и условного наклонений совпадает: это частица бы. Но, например, во французском языке во втором случае нужно было бы употребить форму особого условного наклонения, которое называется кондиционалис (отфранц.соп-ditionnel).
Если сейчас событие не происходит, но говорящий хочет, чтобы оно произошло, он может хотеть пассивно: О, если бы кто-нибудь принёс мне аленький цветочек; Ах, хорошо бы сейчас искупаться в Чёрном море! Это тоже особое наклонение — оно называется оптатив (отлат. optativus — «желательный»). В русском языке, правда, такого нет (используется всё та же частица бы). Зато полноценный оптатив имелся в древнегреческом языке и санскрите.
Другой вариант — говорящий хочет активно, т. е. не только хочет и сообщает об этом, но и пытается одновременно заставить или уговорить кого-то исполнить его желание: «О дайте, дайте мне свободу!»; Не могли бы вы написать мне на память небольшой сонет?; Стоять смирно! Способов довольно много, и они разнообразны. И всё же обычно в языках мира для этого используют одно главное наклонение — повелительное, или императив (отлат. imperatum — «приказ», «приказание», «повеление», «предписание»). Оно существует почти во всех языках, причём нередко, чтобы выразить это значение, применяют самую простую, исходную форму глагола (безо всяких суффиксов или приставок). Бывают языки (например, японский или монгольский), в которых различается сразу несколько императивов: вежливый или не очень, мягкий или категорический. Родителям, которые говорят на таком языке, не нужно произносить длинную фразу вроде Категорически в последний раз предупреждаю: немедленно без разговоров иди домой!, достаточно лишь поставить глагол идти в форму категорического императива
Говорящий может не знать точно, произошло событие или нет, и выражать сомнение по этому поводу с помощью специального «сомне-вательного» наклонения. В русском языке и здесь почти всегда используется универсальная частица бы: например, Будто бы снег идёт? или Вам понятно? — Как будто бы понятно...
Бывают языки, обязательно заставляющие сообщать, откуда человек знает то, о чем говорит. Если говорящий слышал о событии от других, в болгарском языке он должен использовать особое «пересказывательное» наклонение. В ненецком языке есть «слышательное» наклонение, обозначающее, что говорящий слышал, но не видел, как нечто произошло. Наконец, в некоторых языках американских индейцев наклонение используется в ещё более необычной ситуации, обозначая событие, которое можно вычислить, логически рассуждая.
Мы видим, что языки необыкновенно разнообразны и изобретательны в этой области. Если попытаться собрать все возможные значения категории наклонения в языке, их окажется около полутора десятков. Однако в конкретном языке наклонений, как правило, не более трёх—пяти, а многие различающиеся в других языках значения «склеены» в одно. Именно так устроено русское сослагательное наклонение с частицей бы — оно выражает и условие, и желательность, и нереальность, и многое другое. Наряду с похожими на русский языками известны и такие языки, которые организуют систему наклонений очень дробно — языки индейцев, а также многих уральских народов, живущих на севере России (ненецкий, нганасанский, селькупский).