Рубрика Языки мира

В любом языке слова делятся на слоги; каждый слог обычно состоит из гласной и одной или нескольких согласных. Слоги в слове могут произноситься одинаково, но бывает и так, что в слове всегда выделяют какой-то один слог (обязательно один!) и противопоставляют его всем остальным слогам. Способ выделить один из слогов — ударение. Обычно гласный такого слога произносится громче или дольше, чем в других слогах. Бывают языки вообще без ударения — в них никакой слог не выделяется по сравнению с остальными. Но в большинстве языков ударение всё же есть.
Итак, ударение — это специальный способ произнесения гласного в одном из слогов слова. Поэтому говорят, что ударение падает на гласный звук. В русском или английском ударение может падать на разные гласные в слове: и на начальные — гласный, robin 'малиновка', и на конечные — лицо, begin 'начинать', и в середине слова —ударение, container 'ящик'. А есть языки, где ударение в слове всегда находится на одном и том же месте: например, во французских словах оно всегда на последней гласной; в чешских, финских или венгерских — на первой; в лезгинских — обычно на второй гласной от начала; в польских — обычно на второй гласной от конца.
От места ударения очень сильно зависит облик слона. Поэтому мы с трудом узнаём на слух русские заимствования в произнесённых по-французски словах шапка и спутник — ударение у них будет обязательно на конце. А русское слово калинка, тоже известное во многих языках, будет звучать непривычно для нас не только во французском варианте, но и в чешском или венгерском — с ударением на первом слоге.
В таких языках, как русский, ударение может падать не только на разные слоги в разных словах — даже у форм одного и того же слова оно может быть то в начале, то в конце, то в середине, например: голова, голову, головы, голове, головы, голов, головам. В таком неустойчивом ударении (его ещё называют подвижным) есть свои плюсы.- разные формы одного и того же слова становятся меньше похожи друг на друга, их легче отличить друг от друга. Особенно это важно для тех форм, которые имеют одинаковые окончания: травы и травы, озера и озёра, (по) кругу и (в) кругу. Но тем, кому русский язык не родной, такое ударение, конечно, доставляет немало неприятностей: для каждого слова надо не только запомнить, на какой слог падает ударение, но и заучить, как оно «прыгает» внутри этого слова в разных его формах! Такое «трудное» ударение, как в русском, в языках встречается, пожалуй, редко (ещё можно назвать литовский или древнегреческий). Неудивительно поэтому, что ошибки в русском ударении — одни из самых распространённых, их делают даже те иностранцы, которые долго учили русский язык.
Ещё одна особенность русского ударения заключается в том, что в русском языке под ударением различают больше гласных, чем без ударения. Например, в русских словах никогда не бывают безударными [о] и [е]. Если ударение в слове переходит на окончание, как это происходит со словом кот (кот — коты), то [о] в транскрипции заменяется на [а]: мы произносим к[л]ты, а не к[о]ты. Такое же явление — исчезновение некоторых гласных в безударной позиции — есть и в белорусском, и в английском, и португальском языках. В испанском, напротив, любая гласная может быть и ударной, и безударной, поэтому испанец, изучающий русский язык по книгам, долгое время будет произносить х[оуюшие к[о]ты. Зато русскому школьнику приходится специально учить написание безударных гласных в словах своего же родного языка: например, безударную гласную, которую мы произносим как [и], можно записать по крайней мере тремя способами — как и (вино), е (венок) или я (вязать). Наоборот, при изучении многих иностранных языков нам приходится старательно «забывать» о том, что гласные типа [о] без ударения произноситься не могут: ведь, скажем, по-французски valet (по-русски произносится [вал'э]) и volet (произносится [вбл'э]) воспринимаются как совершенно разные слова — первое означает 'слуга' (отсюда и русское слово валет), а второе — 'ставень', 'створка окна'.
В русском языке ударные гласные произносятся дольше и громче, чем безударные. Но в некоторых языках ударение имеет совсем особую природу: оно тоже падает на гласный, но нужно не усиливать или удлинять этот звук, а повышать или понижать голос, как если бы каждое слово надо было бы петь на особую мелодию. Такое ударение называют музыкал ъным, или то новым. В русском языке мы тоже иногда используем этот способ, но не для того, чтобы отличать одни слоги в слове от других, а для того, чтобы отличать одни предложения от других. Например, в вопросах у нас голос обязательно повышается — именно по этому признаку мы отличаем предложения-вопросы типа Он ушёл? от предложений-сообщений типа Онучиёл.
В языках с тоновым ударением тот или иной тон (высокий, низкий или «скользящий» — снизу вверх или наоборот) всегда связан с ударным слогом. Ни при каких обстоятельствах тон ударной гласной изменить нельзя, иначе получится неправильное произношение или совсем другое слово, гак же как если заменить долгую гласную на краткую в английском или твёрдый согласный на мягкий в русском языке. К языкам с музыкальным ударением принадлежал древнегреческий, а из живых языков к ним относятся литовский, сербскохорватский, шведский и другие языки. Есть и такие языки, в которых с тем или иным тоном произносят не только один ударный слог слова, а... каждый слог! Речь на этих языках напоминает пение. Так устроено большинство языков Юго-Восточной Азии (китайский, бирманский, тайский, вьегнамский), очень многие языки Тропической Африки (самые крупные из них — хауса и йоруба в Нигерии) и др. Сами эти языки называют тоновыми,! ютому что в них тонируются все гласные в слове, следовательно, каждый слог в них по-своему выделен, отличен от соседних. Про такие языки можно сказать, что в них ударение на каждом слоге или... что в них нет ударения. Ведь если в языке нет ударения, следовательно, в его словах не выделяют какой-то один слог, по произношению отличающийся от остальных. А это в свою очередь значит одно из двух: либо в таком языке каждый слог выделяется как-то по-своему (случай тоновых языков), либо в нём ни один из слогов слова никак не выделяется. Так устроены, например, чукотский или грузинский языки.