Рубрика Языки мира

В языке, этом даре, объединяющем людей в пространстве и времени, решительно всё загадочно и достойно удивления. И всё-таки можно отметить одну его особенность, которая всегда бросалась в глаза и занимала разум и воображение человека с древности. Люди в разных частях Земли непохожи друг на друга, они различаются ростом, цветом глаз, волос или кожи, наконец, обычаями. Однако люди, где бы они ни жили, всё же отличаются друг от друга гораздо меньше, чем могут отличаться друг от друга языки. Вот это, пожалуй, и есть самое удивительное свойство — необыкновенное разнообразие человеческих языков
В этом разделе рассказывается, какими бывают языки, чем они различаются, как друг на друга влияют, как появляются, исчезают — ведь языки, как и люди, рождаются и умирают А ещё они, тоже как люди, могут быть «родственниками» и даже образовывать «семьи».
Современная лингвистика — молодая наука, по-настоящему она начала развиваться лишь в последние два века. Конечно, люди всегда интересовались языком, пытались составлять грамматики и словари, чтобы им было легче изучать чужие языки или понимать, что написано в старинных книгах. Составление грамматик помогло возникнуть лингвистике, но лингвистика к этому не сводится: чтобы ухаживать за домашним попугаем, полезно знать кое-что из биологии, но ведь биология — это не наука о том, как ухаживать за попугаями Вот и лингвистика не наука о том, как изучать иностранные языки.
Мы все умеем говорить на своём языке, однако не можем объяснить, как это делаем. Любой иностранец поставит нас в тупик самыми простыми вопросами Действительно, попробуйте объяснить, какая разница между русскими словами теперь и сейчас? Первое побуждение — сказать, что никакой разницы нет. Почему же в ответ на просьбу Иди сюда! мы отвечаем Сейчас!, но никак не Теперь!? А в предложении Маша долго жила в Америке, и теперь она неплохо знает английский язык, заменить теперь на сейчас, пожалуй, нельзя. Мы не можем сказать, что в точности означают слова теперь и сейчас и почему в одном предложении уместно одно слово, а в другом — другое. Мы просто умеем их правильно употреблять, причём делаем это одинаковым или по крайней мере очень похожим образом.
Лингвисты говорят, что у каждого человека в голове есть грамматика его родного языка — механизм, который помогает человеку говорить правильно. Однако законов её он не знает. Человек пользуется ими, но не может их сформулировать. Можно ли представить себе шахматиста, который выигрывал бы партии в шахматы, но не мог при этом объяснить, как ходят фигуры? А между тем человек говорит на своём языке приблизительно так же, как этот странный шахматист. Он не осознаёт грамматики, которая спрятана у него в мозгу.
Задача лингвистики —- извлечь эту грамматику на свет, сделать её из тайной явной. Это довольно трудно: природа зачем-то позаботилась очень глубоко спрятать грамматические знания. Вот почему лингвистика так долго не становилась настоящей наукой, вот почему она и сейчас не знает ответов на многие вопросы.
Например, нужно честно предупредить, что по поводу языков мира лингвистика многого пока не знает. Почему в мире так много языков? Было ли раньше на земле больше языков или меньше? Будет ли число языков уменьшаться или увеличиваться' Почему языки так сильно отличаются друг от друга?
Язык сравнивают с родственными ему языками и с самим собой — в разные моменты его истории (например, можно сравнить древнерусский и современный русский язык). Всё это делается для того, чтобы узнать историю языка и понять, как он изменялся.
Можно сравнивать и языки, которые не родственны друг другу, у которых нет общего предка. Лингвисты сравнивают неродственные (точнее, необязательно родственные) языки уже не для того, чтобы узнать что-то, относящееся к истории; цель здесь — понять законы, по которым устроены человеческие языки вообще, независимо от их происхождения и от того, кто на них говорит. Например, необходимо знать, что в языке бывает всегда, что встречается редко, а что никогда не встретится. Зная это, легко ответить на вопросы, приходившие в голову, наверное, всем людям. Может ли существовать язык, где все слова — из одних гласных? Или язык, в котором совсем нет глаголов? Может ли слово стоять сразу в двух падежах — именительном и
родительном? Обязательно ли в каждом слове есть корень?
Вот почему лингвисты стремятся изучить и описать как можно больше разных языков. Ведь в каждом новом языке может обнаружиться нечто такое, чего не было ни в одном из известных раньше! И совсем необязательно, чтобы это был язык, на котором говорят много людей или написаны знаменитые книги. На очень ценных и важных для науки языках могут говорить, например, жители лишь одной глухой деревушки, затерянной где-нибудь в горах...
Правильнее будет сказать, что для лингвистики нет «неценных» языков. Поэтому лингвисты так заботятся о сохранении «малых», исчезающих языков, снаряжают экспедиции в самые труднодоступные уголки земного шара за ещё неописанными языками, стараются спасти и сохранить всё, что ещё возможно, — ведь языки могут не только рождаться, но и умирать.