В каждой школе России дети изучают русский литературный язык. Литературный, или стандартный, — это язык повседневного общения, письменности, науки, культуры, художественной литературы, официально-деловых документов, школьного образования. Его отличительная черта — н орм и ров ан но с т ъ, т. е. наличие правил, соблюдать которые обязаны все члены общества. Эти правила закреплены в словарях современного русского языка и грамматических справочниках. Однако нелитературный язык является языком повседневного общения для немалой части жителей России. Таким языком /для них является говор.
Говор, или диалект, —• самая маленькая территориальная разновидность языка, на которой говорят жители нескольких близлежащих деревень или даже одной деревни. В говорах, как и в литературном языке, действуют свои законы. Каждый говорящий на диалекте знает, как можно сказать, а как нельзя. Так, жители одного подмосковного села говорят: В нашем силе адйн голас ('говорр, а в Афсяникави другой, в Афсяникави ниправипьно гаварят. Однако сельскими жителями закономерности говора отчетливо не осознаются, к тому же они не имеют письменного свода правил. Русские диалекты существуют только в устной форме в отличие от литературного языка и от диалектов других языков, например немецкого.
Оценка диалекта его носителями, как правило, двойственна. Свой говор по сравнению с другими кажется хорошим, правильным, красивым, а чужой обычно воспринимается как что-то плохое, нелепое, а иногда смешное. При сопоставлении с литературным языком говор, наоборот, оценивается как плохой, неправильный, «некультурный», а литературный язык — как хороший, которому следует подражать. Говорь у неё баской (т. е. хороший, красивый), видно, што городская — это высказывание записано в одной из деревень Рыбинского района Ярославской области. Почтительное отношение к литературному языку понятно и оправданно- гем самым осознаётся его культурная ценность и социальная значимость. Однако отношение к говорам как к речи «некультурной», «отсталой» несправедливо. Все диалекты с лингвистической точки зрения равноце1 гны. Именно говоры лежат в основе любого литературного языка Е<:ли бы не Москва стала столицей Российского государст -ва, наш литературный язык был бы иным, гак как сложился бы из других говоров.
Причины пренебрежительного отношения к диалектам уходят в советское прошлое. В пору коллективизации все стороны материальной и духовной жизни старой русской деревни были объявлены пережитками прошлого. Эю коснулось и языка; считалось, что говоры должны исчезнуть в достаточно короткий срок. В результате пострадали и традиционная культура крестьянства, и языковая культура в целом.
Во многих странах Западной Европы к местным говорам относя 1ся, напротив, с уважением, бережно. В некоторых французских провинциях родной диалект преподают на факультативных занятиях в школе, а в Германии вообще 1гри-нято литературно-диалектное двуязычие
Литературный язык постоянно влияет на говоры, и они постепенно разрушаются, yipa-чивая многие особенности В свою очередь и диалекты влияют на литературный язык. Примерно 100 лет назад в нём не было такого привычного и «вкусного» слова, как бублик. Оно пришло из южнорусских юворов, и это не единственный случай заимствования из диалектов. Особенно часто литературному языку не хватает своих слов для выражения чувств, т. е. э к спр ее си в ной (от лат. expressio — «выражение») лексики, которая быстро «тускнеет», утрачивает первоначальную выразительность. Тогда на помощь и приходят диалекты Например, слово кондовый пришло из северных говоров, где оно означает 'крепкий', 'твёрдый' (от конда 'хорошая, крепкая сосна'). В литературном языке кондовый употребляется в переносном значении 'старинный', 'исконный', а в литературной разговорной речи оно получило более экспрессивную окраску 'твердолобый', 'упёртый'.