В декабре 1919 г. Московское лингвистическое общество получило письмо из научного отдела Народного комиссариата просвещения, в котором говорилось: «В центральных учреждениях РСФСР возникла мысль о желательности введения латинского шрифта для всех народностей, населяющих территорию Республики.
Реформа явилась бы логическим шагом по тому пути, на который Россия уже вступила, приняв новый календарный стиль и метрическую систему мер и весов. Инициаторы видят в ней существенное средство для укрепления международных культурных связей... Задуманное преобразование было бы, во-первых, завершением азбучной реформы, в своё время выполненной Петром I, и, во-вторых, стояло бы в связи с последней орфографической реформой».
Это письмо обсуждали па заседаниях Московского лингвистического общества, членами которого были крупнейшие российские языковеды. Сначала они ответили на вопрос: можно ли вообще .заменить кириллический алфавит на латинский. «Что касается принципиальной, теоретической стороны дела, — писали учёные, — то с научной точки зрения нет противопоказаний для применения с известными изменениями латинского алфавита вместо обычного русского шрифта, как не было бы возражений и против иного любого алфавита, лишь бы он был надлежащим образом приспособлен для передачи звуков русской речи».
Гораздо более важным, с точки зрения лингвистов, был второй, практический вопрос а нужна ли эта реформа? Замена алфавита привела бы к разрыву с традициями русской культуры. И тогда все книги, написанные и изданные до латинизации, навсегда захлопнулись бы для новых читателей или им приптлось бы осваивать сразу две графические системы...
Часто приходится слышать: «Этот язык звучит красиво» или «Мне не нравится, как звучиi этот язык». Мелодика языка вызывает определённые ассоциации; например, для русского поэта О. Мандельштама английский язык звучал «пронзительнее свиста». Однако существует ещё и эстетика (красота) написаний, воздействующая на глаз, и она, несомненно, важная часть культуры. Для многих людей стихи Пушкина, набранные латиницей, перестанут быть стихами любимого поэта, а превратятся в стихи некоего Pushkina. Или Puskina? к знаменитые строки его стихотворения могли бы выглядеть так: «]а vas lubil: lubov' esco, byf mozet...» или же: «Ja vas lubil: lubov' efid, byf mozet...».
Графика и орфография — самые консервативные области культуры. Они никогда не умирают сами по себе, даже если очень неудобны. Чтобы их реформировать, нужны мощные внешние факторы. Культура складывается постепенно, таг за шагом. Вместе с тем русские алфавит и орфография менялись медленно, век за веком...