В праславянском языке, предке древнерусского и современного русского, было 11 гласных фонем. Кроме общих с современным русским языком а, е, о, у, и, ы (два последних гласных в современном языке образуют одну фонему, а в праславянском и раннедревнерусском это ещё были две разные фонемы) существовали: два носовых гласных (носовые е и о), два редуцированных (ъ «ер» и ъ «ерь»), гласный "fe «ять».
Представить себе, как произносились носовые гласные в праславянском языке, легко тому, кто знает французский или польский: в этих языках тоже есть носовые гласные. Они произносятся, например, во французских словах temps [ta] — «время», rien [rje] — «никогда», тдпЬ'е [motr}>— «наручные часы». Носовые гласные были и в старославянском. Кирилл, составляя славянскую азбуку, ввёл для их обозначения специальные буквы — «юсы», В кириллице было два «юса»: а — «юс малый», обозначавший носовой е, и к — «юс большой», обозначавший носовой звук о. По-старославянски писали: млжь 'муж', сждии 'судья', пжт/. 'путь', иджтъ 'идут', меслцш 'несущая'; патл 'пять', сАдгтъ 'сядет', ходатъ 'ходят'.
Судьба носовых гласных в славянских языках складывалась по-разному. В диалектах восточных славян они исчезли очень рано — ещё до появления в XI в. первых памятников письменности. Но пропали они не бесследно: носовой е перешел в [а], смягчив предшествующий согласный, а носовой о — в [у]. Так, звук [а] в словах грязь, мять, вянуть, жать и многих других восходит к праславянскому носовому е, а [у] в сжжлхмудрый, суд, внутренний, ловлю, поющий и других восходит к праславянскому носовому о.
Откуда учёные знают, когда были утрачены носовые гласные? По самым старым рукописям, написанным на Руси, видно, что книжники читали букву а как [а], а ж как [у]: вместо а они могли написать буквы a, ia (про них точно известно, что они читались как [а]) и наоборот; а также написать вместо ж буквы оу, ю (а эти буквы читались как [у]) и наоборот. На одной и той же странице рукописи XI в. можно увидеть такие, например, написания: bacbi и вьса 'вся'; СЖД7. и соудъ 'суд'; жажда и ЖАЖда 'жажда'; пиша; и (шшю 'пишу'; науати и нлуати 'начать'; мжж/. и моуж/, 'муж'. Позже, в XII в., буква я. выходит из употребления.
Как образовались носовые гласные, нам рассказывают чередования в суффиксах существительных на -мя: время — времени, имя — имени. У этих слов есть суффикс -мя-//-мен-, который на конце слова оканчивается на -я (окончание при этом пулевое), а если за ним идёт гласный окончания, то он оканчивается па -ей-. Когда-то в праславянском языке суффикс имел единый вид: -мен-. Затем начал действовать закон откритого слога. По этому закону в языке могли быть только слоги, оканчивающиеся на гласный, но не на согласный (слоги типа слон, так были невозможны). Закону открытого слога противоречили и последние слоги форм "вре-мен, *и-мен (сравните с лат. nomcn — «имя»). Сочетание ен в этих формах слилось в один носовой гласный, и тогда все слоги стали открытыми. Позже, в раннем древнерусском языке, носовой е превратился в я, и получились наши современные формы — время, имя. А в формах имени, времени не было необходимости преобразовывать сочетания -ен-, поскольку все слоги в них и так были открытыми. Об образовании носовых гласных из сочетаний «гласный + носовой согласный н, м» в положении перед согласным говорят и чередования в корнях глаголов: взять — возьму, /шчать — начну, жать — жну, жать — жму, распять — распну (а,я здесь восходит к носовому е).
В ранпедревнерусском языке (и ещё раньше — в праславянском) были два редуцированных {от лат. reductio — «возвращение», «отодвигание назад»), или сверхкратких гласных. Их обозначали буквами ъ («ер») и а («ерь»). Редуцированный гласный а, видимо, произносился, как звук, средний между современными [и] и [е] (примерно как первый гласный в слове человек), а редуцированный ъ — как звук, средний между [ы] и (aj (приблизительно как первый гласный в слове молодёжь). Несмотря па свою краткость, редуцированные были полноценными гласными, в частности они могли образовывать слоги. Так, в древнерусском языке слова домъ, пьсь, кон/, (сравните современные слова дом, пёс, конь) были двухсложными, слово съкьралъ (сравните современное собрал) — четырёхсложным.
Редуцированные гласные часто встречались в словах древнерусского языка, а также старославянского и их общего предка — праславяп-ского. Это видно по количеству букв ж и а в таком отрывке древнего текста: съш/.дъшоу нс'оу съ горъ<. сьр*Ьтс и народъ /мъногъ и се мжжл иг; народа, къ^ъии и гла оучитслю. мол1ж та пригори на ciia моего («Когда Иисус сошёл с горы, его встретило множество людей. И вот человек громко сказал ему „Учитель! Прошу тебя, взгляни на моего сына"») Редуцированные отличались от остальных гласных следующим- их произношение (длительность) зависело от того, что следовало за слогом с редуцированным Принято различать так называемые сильные и слабые позиции редуцированных. В древнерусском языке слабыми (в них редуцированные произносили с меньшей длительностью) были позиции на конце слова (домъ, осень, идет*.); перед слогом с любым гласным, кроме редуцированного (вьрлти 'брать', ллъного 'много', ндуьнет*. 'начнет', къна^ь 'князь', съто 'сто'), и перед слогом с редуцированным в сильной позиции (дьньсь 'днесь', 'сегодня') Сильными (в них редуцированные имели большую длительность) были позиции- перед слогом с редуцированным в слабой позиции (сънъ 'сон', дьнь 'день', въ^ьмн 'возьми', пьсъ 'пёс', мъх* 'мох') и в сочетании со звукамир ил между согласными (пьрвъж 'первый', кърмъ 'корм', дългъ 'долг', вълкъ 'волк').
В древнюю эпоху существования славянских языков (когда они уже выделились из прасла-вянского) начался процесс падения реду-ц up о ванных.^ слабых позициях редуцированные исчезли, в сильной — продолжали произноситься С течением времени они совпадали в звучании с уже имеющимися в языке гласными В древнерусском гласный ъ в сильной позиции совпал с о, а ь — с е.
Наследие редуцированных в современном русском языке — беглые гласные. Например, в древнерусском языке форма именительного падежа единственного числа слова сон содержала две буквы «-• сънъ Конечный ъ находился в слабой позиции, корневой ъ — в сильной. После падения редуцированных получается сън, затем сон. А в форме родительного падежа этого слова (съна) корневой ъ стоит в слабой позиции — значит, после падения редуциро ванных получается сна. Так чередование сильного и слабого виь преобразовалось в чередование гласного (о, е или и) с нулем звука возникли беглые гласные.
Падение редуцированных без преувеличения можно назвать главным событием в истории славянских (в том числе и русского) языков послепраславянского времени Благодаря ему не только уменьшилось число гласных в языке и появились беглые гласные. После падения редуцированных в древнерусском языке изменилась структура слога: если до него все (или почти все) слоги были открытыми, то теперь появилось большое количество закрытых слогов Коренным образом изменилась и система согласных звуков. Это изменение наметилось ещё до падения редуцированных: твёрдые согласные стали мягкими перед гласными переднего ряда. Например, в словах м^рити 'мерить', дан/, 'день' раньше все согласные были твёрдыми; потом твёрдые «приспособились» к стоящим за ними гласным переднего ряда ([и], [ь] и [•к]) и стали произноситься мягко- м 'кр'ит'и, д'ьн'ъ Однако «новые мягкие» не были ещё полноценными согласными фонемами, так как их мягкость определялась тем, что за ними шёл гласный переднего ряда. После падения конечных редуцированных мягкие согласные (те. которые уже смягчились перед конечным ь в словах типа кость, соль) оказались на конце слова Теперь их мягкость уже не была обусловлена передним рядом следующего гласного (ведь гласного уже никакого не было: [кост'ь], [сол'ь], [осм'ь] превратились в [кост'], [сол'], [осм']) Поэтому после падения редуцированных мягкие согласные стали самостоятельными фонемами, способными различать слова- мя[т] — мя[т'\, ме[п\ —ме\п'\. Значит, наша современная система согласных с парами по твёрдости/мягкости сформировалась уже в конце XI в. Количество согласных в русском языке после падения редуцированных и появления мягких согласных фонем, парных твёрдым, сильно возросло. Количество гласных, наоборот, умснь шилось, и не только потому, что из системы звуков были «вычеркнуты» редуцированные. Появление парных по твердости/мягкости согласных фонем изменило отношения гласных и и ы. Теперь они объединились в одну фонему, став «заместителями» друг друга в разных фонетических позициях: и бывает только в начале слова и после мягкого согласного, ы — только после твердого. Это ещё одна особенность современного русского литературного языка, сформировавшаяся после падения редуцированных гласных.
Ещё одна утрата была связана с исчезновением фонемы «ять». В старой русской орфографии была буква 'к («ять»), обозначавшая звук [е] русского литературного языка. Буква «ять» по традиции писалась во многих русских словах, в которых она встречается и в древнейших славянских рукописях (л'ксъ, хл^кг, сЬлъ, сидели, жлл-Ьти), Орфографическая реформа 1918 г. устранила «ять» из русского алфавита как избыточную: ведь в алфавите есть буква е, которая тоже обозначает звук [е].
Между тем в древнерусском языке буква •& обозначала особый звук, отличный от [е]. Полагают, что «ять» в древнерусских диалектах'был звуком верхне-среднего подъёма [е] (как первый звук в слове эти) или дифтонгом (сочетанием звуков) [ие]. Отличие [??] от [с] сохраняют до сих пор многие русские народные говоры.
Реформа, устранившая букву -к, очень облегчила жизнь школьников: ведь в литературном языке всего пять гласных фонем, и теперь не надо было учить наизусть список слов, в которых пишется 'к. Зато хуже стало тем, кто произносит особую фонему "к. им приходится одной буквой передавать две разные фонемы (как если бы москвичам предложили такое правило графики: звуки [и], [э] передавать одной буквой е).