Прислушайтесь, какой звук произносится на конце приставки под- в следующих словах:
подморозить — по[р]мор6зить;
подпоясать — по[т]поясатъ;
подделать — по[д']дёлать;
подтянуть — по[т']тянутъ;
подсадить — по[ц]садйть;
подсесть — по[ц']сёсть;
подзуживать — по[дз]зуживать;
поджарить — по[дж]жаритъ.
На конце приставки звучат совершенно разные, непохожие друг на друга согласные: [д], [т], [д'], [т'], [ц], [ц], [да], [дж] и др. А замечает ли обычно человек, что он произносит одну и ту же приставку по-разному? Нет, он даже удивится, если сказать ему об этом.
В корне -вод- произносятся разные гласные: в[6]ды — в[л]да — в[ъ]дяной. Но люди, говорящие по-русски, обычно не замечают этого, хотя [о], [а] и [ъ] совершенно, разные звуки. Почему же они существуют в нашем сознании как нечто единое?
Для начала надо разобраться: почему появляются разные звуки? От чего, например, зависит, какой именно согласный произносится на конце приставки под-? Оказывается, от того, какой звук стоит дальше. Если твёрдый глухой, то и наш звук произносится твёрдо и глухо (по[т]поясатъ), перед мягким глухим появляется мягкий глухой (по[г']тянуть), перед
мягким звонким — мягкий звонкий (подделать) и т. д.
А от чего зависит первый гласный в словах в[6]ды — в[и]да — в\ъ\дяной? Сравните: д\6]м — д[и]ма — д[ъ]мовой; м[6]лод — м\г\ложе — м[ъ]лодой; г[6]д — г[и]дочек — г[ъ]довой. Во всех случаях выбор звука зависит от места по отношению к ударению: под ударением [о], в первом слоге перед ударным — [а], во втором слоге перед ударным — [ъ].
Появление того или иного звука зависит от позиции, в которую он попадает. Фонетическая позиция — это условия употребления звуков в речи: на конце слова или в середине, перед каким-либо звуком или после какого-либо звука, под ударением или без ударения и т. д. Меняется позиция — меняется и звук. Это похоже на состояние воды в природе: температура ниже О °С — перед нами лёд; температура поднялась — позиция изменилась — лёд превратился в жидкость; температура стала выше 100 °С — снова изменилась позиция — появился пар.
Горо[д]а — горо[т], ду[б]ы — ду[п], ко[з]ы — ко[с\. во всех случаях звонкие шумные согласные заменяются парными глухими, как только попадают в позицию конца слова. Ст[о\л — ст[а.]/гы,р[о]с —р[а.]слй, вх[о]д — вх[а]дйтъ: звук [о] в предударном слоге регулярно заменяется на [а]. Такая замена одного звука другим под влиянием фонетической позиции называется фонетическим позиционным чере-довани ем.
Позиционные чередования не знают исключений По шутливому выражению лингвиста Михаила Викторовича Панова, они действуют «фатально-тотально»: попал звук в определённую позицию и должен обязательно замениться другим звуком — сопротивление бесполезно; при этом чередование захватывает все без исключения случаи, где есть условия для его проявления.
Недавно в русский язык пришло слово смог, означающее смесь дыма с туманом, которая бывает в больших городах. Оно происходит от английского smog (это сложносокращённое слово, составленное из двух: smoke — «дым» и/og — «туман») В английском языке на конце слова звонкие согласные не заменяются глухими, но как только это слово стало «полноправным жителем» русского языка, оно сразу же подчинилось действию русского позиционного чередования и произносится: смо[г]а, смо[г]у, но сио[к]. В фантастических книгах и фильмах появилось слово киборг (сокращённое кибернетический организм). И это придуманное слово произносится строго по законам русских позиционных чередований: кибор[г]а, кибор[т\у, кибор[к].
Причина, по которой в одном и том же месте слова (т. е. в одной и той же приставке, корне и т. д.) появляются разные звуки, названа: это позиционные чередования. Но почему же мы не замечаем реальных различий между этими звуками?
Любой предмет отбрасывает тень. Но тень лишь сопровождает предмет, она неотделима от него. Никому не придёт в голову сказать,- «Он пришёл со своей тенью» (как же иначе!) Если что-то происходит всегда, без исключений, мы не замечаем этого Можно сказать, что появление тени позиционно обусловлено наличием предмета и поэтому незначимо для нас. Но стоит тени появиться самостоятельно, «оторваться» от предмета, стать позиционно независимой — она сразу становится значимой (как, например, Тень отца Гамлета в трагедии У Шекспира — человека уже нет в живых, а тень есть). Раздельное существование человека и тени столь необычно, что стало также сюжетом сказки Г. X. Андерсена и пьесы Е. Л. Шварца.