Историю языка можно представить себе как толстую книгу. Фонемы, морфемы, грамматические категории, синтаксические конструкции — у каждого элемента языка своя история, свой сюжет. Эти сюжеты сложно переплетаются между собой, то сходясь в одной точке, то разбегаясь... Из отдельных повестей-глав складывается биография языка.
Одно поколение может прочитать лишь страницу этой книги. Впрочем, люди не только читают, но и записывают новые строки, судьба которых станет ясной только со временем. Например, на протяжении уже многих десятилетий говорящие на русском языке ленятся склонять сложные числительные: мало кто способен произнести без запинки одной тысячи восьмисот пяти. В 90-е гг. XX столетия всё чаще стали делать ошибки и в склонении простых числительных: четырмью вместо четырьмя, двумями вместо двумя. Подобные ошибки свидетельствуют о том, что категория склонения числительных разрушается. Возможно, следующие поколения уже не найдут её на своей странице. Из факта сегодняшней жизни языка она
может превратиться в факт вчерашней, а там и позавчерашней языковой реальности.
Развитие языковой системы — длинный путь, начало которого теряется в прошлом, а конец — в будущем. О том, каков был язык в давние времена и каким будет спустя столетия, можно только выдвигать гипотезы.
Мысленно сделав остановку в любой точке этого пути, мы получим что-то похожее на стоп-кадр в кино. Ещё секунду назад двигавшиеся фигуры вдруг застывают, и зритель видит изображение во всех деталях. Такой стоп-кадр получается, когда учёные описывают, каким язык был в определённый момент времени (например, в XII, XVII или XX в.). Описание языковой системы, взятой в определённый момент времени, называется синхроническим (от греч. «synchronos» — «одновременный»).
Возможен и другой угол зрения, при котором любые элементы языка (а также вся система в целом) рассматриваются с точки зрения их развития и происходящих с ними изменений. Такой взгляд на язык называется д и ахр оническ им (от греч. «did» — «сквозь» и «chronos» — «время»).
Синхрония и диахрония тесно связаны. Подробные и точные синхронические описания для самых разных моментов времени — важнейшая предпосылка для создания полного диахронического описания языка. И наоборот: чем лучше исследователь знает историю языка, тем точнее он может описать состояние языковой системы в любую выбранную им эпоху.