Представьте, что перед вами лежит стопка карточек со словами, выписанными из словаря виденье, гений, как, красота, мгновенье, мимолетный, помнить, перед, ты, чистый, чудный, я, явиться Теперь попробуем составить из них предложения Вариантов получится немало Ты помнишь красоту мимолетного мгновенья- я, чудный гений, явился перед тобой, чистый, как виденье; Я помню виденье- ты являешься передо мной — мимолетная, как мгновенье, чистая, чудная, гений красоты; Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты, как мимолетное виденье, как гений чистой красоты. Такие разные по смыслу предложения из одного набора слов' Секрет в том, что каждый раз слова по-разному объединялись между собой Слова хранятся в нашей памяти и называют предметы, явления, действия, признаки Но чтобы выразить с их помощью свою мысль, мы должны не просто подобрать нужные слова, но особым образом их организовать распределить между ними роли, установить, кто кому подчиняется и кто за что отвечает, приспособить слова друг к другу, соответствующим образом изменив их формы Причем не как придется, а одним из типовых способов, предписанных языком Делать это умеет каждый, кто говорит на
каком-нибудь языке А вот разобраться, как мы это делаем и почему именно так — очень непросто Правила, по которым слова связываются между собой и создают новые единства, например словосочетания и предложения, изучает синтаксис (от греч. «syntaxis» — «порядок», «построение»), едва ли не самая сложная область науки о языке.
Что же должно произойти, чтобы слово «ожило», влилось в речевой поток? Как из разных слов получается цельная картина? Предположим, вы хотите рассказать о том, что у вас есть друг, которого вы считаете неплохим поэтом. Для такой цели подойдёт предложение: Мой друг хорошо пишет стихи. Как нужно было организовать эти пять слов, чтобы появилось предложение с нужным смыслом? Во-первых, должно быть понятно, о ком речь и что этот кто-то делает: это выражено связью между словами друг и пишет. Во-вторых, нужно уточнить, что именно является результатом его действия писать и для этого связать со словом пишет слово стихи. В-третьих, через связь слов друг а мой вы указываеге на отношения между вами. Наконец, связывая слова хорошо и пшиет, выражаете свою оценку его действия. Правильно образовав связи, вы описали ситуацию именно так, как задумывали, а свяжи вы, скажем, слова мой и стихи — и смысл бы получился совсем другой. Связываются между собой не только слова, но и более крупные единства, например части сложного предложения. Сравните: Из-за того что будильник не зазвонил, на автобус я опоздал, и весь день пошёл кувырком; Будильник не зазвонил, да ещё и на автобус я опоздал — весь день пошёл кувырком; Будильник не зазвонил, весь день пошёл кувырком, и поэтому на автобус я опоздал. Мы связываем части в зависимости от того, какие отношения между тремя ситуациями хотим выразить. Связи между частями словосочетания, предложения, сложного предложения, которые представляют отношения между этими частями, называются син-таксичес к им и. Синтаксические связи — основное понятие синтаксиса.
Выражаются синтаксические связи по-разному. В случаях мой друг и друг пишет они очевидны: грамматические формы этих слов скоординированы, ведь если бы речь шла о подруге, нужно было бы сказать моя, а если о друзьях — то мои и пишут. Слова пишет и стихи связаны между собой не столь очевидно, но можно заметить, что глагол пишет требует от существительного стихи одной конкретной формы — винительного падежа. Никаких стихами, стихах, стихов быть не может. Связь между словами хорошо и пишет не выражена морфологически, хотя любой говорящий по-русски сочтёт их связанными и задаст вопрос: пышет как? — хорошо. Между частями сложного предложения тоже может быть очевидная связь: например, в случае Из-за того что будильник не зазвонил, я опоздал на автобус она выражена союзом из-за того что; а может быть «подразумеваемая», как в предложении Будильник не зазвонил, на автобус я опоздал — весь день пошёл кувырком. В данном случае о наличии связи свидетельствуют не окончания и союзы, а интонация и взаимное положение элементов. Соединяемые синтаксической связью единицы могут быть равноправны: стихи и поэмы, пишет или рисует, Будильник не зазвонил, на автобус я опоздал или неравноправны: пишет стихи, хорошие стихи, Из-за того что будильник не зазвонил, весь день пошёл кувырком. Это связано со свойством нашего мышления воспринимать мир иерархично: что-то нам кажется главным, а что-то — второстепенным. Отношения между явлениями, занимающими одну и ту же ступеньку в этой иерархии, мы выражаем сочинительной связью, а отношения между главным и «подчинённым» — подчинительной. Средства выражения сочинительной связи — сочинительные союзы (и, или, а и др) и особая интонация одинаковы в словосочетании и в сложном предложении. Подчинительная связь заявляет о себе по-разному в словосочетании — в виде окончаний и предлогов, в сложном предложении — в виде подчинительных союзов и союзных слов.
Благодаря разнообразным синтаксическим связям нам удается проделать путь or хранящихся в нашей памяти слов к живому общению, к высказыванию и тексту. Основные вехи этого пути — словосочетание, предложение, сложное предложение — и есть основные единицы синтаксиса Система синтаксиса yci poena иерархически, т е. каждая следующая единица сложнее предыдущей и создаётся на основе единиц предшествующего уровня
Но можно ли сказать, что и ; слов складываются словосочетания, из словосочетаний — предложения, из предложений - - сложные предложения, подобно конструктору' Оказывается, не всё так просто. Предложение, например, может и не содержать в себе словосочетаний- Светает; Стоять! Единица более высокого уровня может быть гораздо проще по смыслу и заметно короче, чем более скромная с точки зрения иерархии, сравните: Пошёл дождь, и шеуха кончилась и Пошёл настоящий летний дождь, лющный, шумный, как водопад, несущий спасительную влагу измученным засухой, поседевшим от горячего ветра полям и лесам. Место синтаксической единицы в иерархии зависит не от её конкретного наполнения, а от грамматических свойств (в нашем примере — от количества грамматических основ). Ведь синтаксис, как и морфология — это царство отвлечённых, универсальных форм. Если образуется, например, творительный падеж единственного числа существительных мужского рода с помощью окончания -ом, то это общее правило для всех слов- человеком, столом, долгом, кентавром и даже Бармаглотом. Так же в синтаксисе, если существует модель словосочетания «переходный глагол плюс существительное в винительном падеже», то она может наполняться любыми словами, подходящими по грамматическим свойствам: любить Машу, собирать дрова, подкладывать свинью, гнать пургу; если есть модель предложения «существительное в именительном падеже плюс личная форма глагола», то возможны и Солнце встаёт, и Прилетели марсиане, и 'Ты бы подождал, и Виндоуз глючит. Морфология и синтаксис вместе образуют правила игры, принятые в языке, его строй или, как принято говорить, грамматику.