Вот три цитаты из произведений А. С. Пушкина
Хоть тяжело подчас в ней бремя, Телега на ходу легка...
«Телега жизни»
И тяжело Нева дышала,
Как с битвы прибежавший конь.
«Медный всадник»
«Эй! Пошёл, ямщик!..» — «Нет мочи: Коням, барин, тяжело...»
«Бесы»
В каждом из этих примеров есть слово тяжело. Слово тяжело в первом случае — краткая форма прилагательного тяжёлый: она согласуется в роде и числе с существительным браня и выступает в предложении в роли сказуемого.
Во второй цитате наречие тяжело определяет глагол-сказуемое дышала. Это тяжело, как и положено наречию, — неизменяемое слово.
И наконец, в последнем случае предложение Коням, барин, тяжело — безличное, подлежащего в нем нет и быть не может, а тяжело выступает в роли сказуемого. Такова его синтаксическая функция. Однако какая же это часть речи? Краткая форма прилагательного среднего рода, как в первом предложении, или наречие, как во втором?
Начнём с первого предположения. Оно очень правдоподобно. В безличном предложении, где нельзя сказать, кто производит действие, сказуемое не с чем согласовывать, и потому используется форма среднего рода как самая нейтральная. Именно эта единственная форма есть в прошедшем времени у безличных глаголов: светать — светало, вечереть — вечерело, знобить — знобило.
Если сказуемым в безличном предложении становится личный глагол, он тоже употребляется в форме среднего рода, как, например, в балладе В. А. Жуковского «Вадим»:
Вадим взглянул — призрак исчез; А в вышине... звенело.
Глагол звенеть не безличный: форма прошедшего времени среднего рода звенело — форма, предназначенная для согласования с существительным, но в безличном предложении ей просто не с чем согласовываться. Почему бы не решить, что то же самое происходит с краткой формой среднего рода прилагательного тяжёлый — тяжело?
Второе предположение о том, что в третьей цитате тяжело — наречие, оказывается ничуть не менее обоснованным. Есть наречие тяжело — уже «готовое» неизменяемое слово. Не проще ли считать, что именно оно в безличном предложении и выступает в качестве сказуемого?
Какое же из предложений верно? Получается, что форма тяжело одновременно и прилагательное — ведь оно способно быть сказуемым, и наречие — оно неизменяемо. Это слово как бы и то и другое. Возникает мысль: а может быть,
198
оно как раз ни то ни другое, а что-то третье, совершенно особая грамматическая категория? В самом деле, в языке есть и другие слова, выступающие в роли сказуемого в безличном предложении: можно, нельзя, пора. Среди них есть оканчивающиеся на -о, похожие на наше тяжело: можно, надо. Есть и непохожие на него: жаль, нельзя, лень (ему лень даже пошевелиться), пора (пора приниматься за дело). Последние два слова по форме совпадают с существительными лень и пора.
Некоторые учёные в своих трудах выделяют эти разнообразные по форме слова, объединяемые двумя общими свойствами (неизменяемостью и синтаксической ролью сказуемого в безличных предложениях) в отдельную часть речи, которая получила название категории состояния. Существует и другое название — предикативы.
Сторонники выделения безлично-предикативных слов в особую часть речи признают, что это не очень убедительная категория. Так считал и её «первооткрыватель» — российский языковед Лев Владимирович Щерба.
«Противники» категории состояния называют главные члены таких предложений, как Мне холодно; Мне тяжело; Мне скучно и т. п., «предикативными наречиями». Иными словами, их всё же признают какой-то особой категорией.
Многие качественные прилагательные имеют по два омонима на -о — наречие и категорию состояния. К ним относятся тяжёлый (как в наших примерах из Пушкина), грустный (Его лицо было грустно; Он грустно улыбнулся; Мне грустно), смешной (Гакое поведение смешно; Он смешно выглядит; На него спешно смотреть), интересный (Соревнование интересно составом участников; Сочинение интересно написано; С ним интересно спорить) и др. Однако немало и таких прилагательных, с которыми соотносится только наречие (например,
бойкий, быстрый, вкусный). Что касается наречия холодно, то оно соответствует только переносному значению прилагательного холодный (холодно относиться к чему-нибудь, холодно взглянуть), а прямое («температурное») значение есть лишь у безлично-предикативного слова (ему холодно, на улице холодно).