Мистер Твистер, лёгкий на подъём американец, решил навестить своего друга в Москве. Уже в России, в гостиничном номере, он написал ему записку. Переводчик опоздал, но есть толстый англо-русский словарь, а в словаре — более 100 тыс. слов (не всякий говорящий по-русски с детства знает столько слов!). Приятель получает записку- Я ты приходить рано утро. Что это может значить?^ приду? к тебе рано утром? Ты приходи ко мне рано утром? Я рано утром приходил к тебе (но не застал)? Приходить ко мне утром — (слишком) рано?
Значение каждого слова понятно, а общий смысл сообщения— нет. А вот совсем другой случай, из рассказа Людмилы Петрушевской «Пусь-ки бятые»:
«Сяпа/ш Калуша с калушатами по напушке. И увозила бутявку, и волит:
— Калушата! Калушаточки! Бутявка! Калушата присяпали и бутявку стрямка-
ли. И подудонилисъ. А Калуша волит:
— Оеё! Оеё! Бутявка-то некузявая! Калушата бутявку вычучили.
Бутявка вздребезнуласъ, сопритюкнуласъ и усяпала с напушки.
А Калуша волит калушатам:
— Не трямкайте бутявок, бутявки дюбые и зкжо-зкжо некузявые. От бутявок дудонятся.
А бутявка волит за напушкой:
— Калушата подудонилисъ! Калушата подудонилисъ! Зюмо некузявые! Пусъки бятые!». Здесь нет ни одного русского слова, кроме служебных. Что, собственно, происходит и с кем — неизвестно. Однако кое-что можно понять. Ясна последовательность событий, кто какое действие совершает и какое свойство к кому относится. Не сложно сделать грамматический разбор: Калуша — существительное женского рода 1-го склонения, употреблено в форме единственного числа именительного падежа; подудонилисъ — глагол совершенного вида 2-го спряжения в форме изъявительного наклонения, прошедшего времени, множественного числа. И члены предложений тоже легко выделить.
Получается, что в чём-то все эти «пусъки бятые» понятнее, чем Я ты приходить рано утро мистера Твистера, составленное из нормальных русских слов! В первом случае не текст, а засушенный гербарий: названы предметы, действия, признаки, но ничего не происходит. В другом — масса событий, целый рассказ, но все — участники, действия, свойства — играют свою роль инкогнито, так как корни слов придуманные, несуществующие. А ожил этот спектакль благодаря тому, что показатели грамматических форм (окончания, суффиксы) — русские, знакомые и слова в предложении связаны правильно.
Итак, ни лексика без грамматики (как в записке мистера Твистера), ни грамматика без лексики (как в рассказе о «пусъках») полноценного текста не дают. Слова в языке существуют как бы в одном измерении (лексическом), а их роли в предложении — в другом (грамматическом). И только вместе лексическое и грамматическое начала создают действительно осмысленный текст.
Это значит, что говорящий должен не только мгновенно найти нужные слова, но и выбрать для каждого слова одну-единственную правиль-1гую форму из всех имеющихся в языке. Поразительно, как человеку вообще удаётся говорить, да ещё с такой скоростью и легкостью! Причем во время речи он думает о том, что хочет объяснить и как к ею словам отнесутся собеседники, а совсем не о лице глагола и падеже прилагательного!
Чтобы это было возможным, грамматический строй языка должен быть в достаточной мере сгрогим и лог ичным. Строй этот изучает наука, которая называется грамматикой {греч.
«grammatike», от «gramma» — «буква», «написание»). Она состоит из двух больших частей: морфологии (от греч. «morphe» — «форма» и «logos» — «слово», «учение»), которая описывает формы изменения слов, и синтаксиса (см статью «Сит аксис русского языка»), предмет которого — связи между словами в предложении.