Слово можно анализировать с точки зрения его производности — это будет словообразовательный анализ, а можно — сточки зрения членимости, тогда это м ор ф ем ный анализ, или разбор слова по составу. Словообразовательный и морфемный анализ не следует смешивать.
Цель словообразовательного анализа — определить, от какого слова и каким образом образовано рассматриваемое слово.
Для этого надо соотнести анализируемое слово с двумя рядами слов: включающих ту же основу и включающих то же (или те же) словообразовательные средства.
Разберем слово паровозный. Оно входит в такие ряды слов, паровоз, паровозик, паро-во-зищ(е), вагонный, каменный, дорожный... Из этого сопоставления мы можем сделать вывод, что прилагательное паровозный образовано с помощью суффикса -«- от существительного паровоз. Такой ответ станет очевидным, если мы рассмотрим значение и форму прилагательного паровозный: оно значит 'относящийся к паровозу', т е. его значение связано со значением существительного паровоз; обнаруживает непосредственную зависимость от существительного паровоз и по форме (содержит основу этого существительного и суффикс прилагательных -«-)
При словообразовательном анализе не следует сразу искать корень слова, так как это может привести к неверным выводам. Если в слове паровозный мы сразу выделим корни -пар-и воз- и решим, что слово паровозный образовано путём сложения основ, то ошибёмся, так как это слово произведено от «готовой» основы паровоз и словообразовательным средством является в нём суффикс -«-. Таким образом, оно произведено не путём сложения слов, а суффиксальным способом
Морфемный анализ отличается от словообразовательного и по задачам, и по результатам. Цель его — установить, из каких морфем состоит слово В результате морфемного анализа мы узнаём состав слова. Морфемный анализ должен опираться на результаты словообразовательного, только поняв, как образовано слово, можно правильно расчленить его на морфы. (Очевидно, слова членимые, но непроизводные словообразовательному анализу не следует подвергать.) На вопрос, как образовано анализируемое слово, морфемный анализ не отвечает.Итак, мы убедились, что система словообразования русского языка облегчает человеку пользование языком, помогает ему догадываться о смысле неизвестных слов. Но... язык — это не детские складные кубики, которые могут просто собирать малыши: дом + ик = домик 'маленький дом', стол + ик = столик 'маленький стол', дом + ище = домище 'большой дом'. Как, например, расчленить слова желтуха, белуха, синюха, чернуха? Все они произведены от основ прилагательных со значением цвета, все имеют окончание -а и суффикс -ух-. А каково значение этих слов? На этот вопрос ответить труднее. Конечно, они связаны по смыслу со своими базовыми словами. Словообразование даёт лишь общий ответ: нечто жёлтое, белое, синее, черное; ничего конкретного мы извлечь не можем. А лексическое значение этих слов своеобразно у каждого: желтуха 'болезнь, при которой желтеет кожа больного'; белуха 'морское млекопитающее животное белого цвета', 'полярный дельфин'. Слово синюха может обозначать разные вещи синего цвета: траву; грибы; болезненное посинение кожи; денежную купюру синего цвета (устаревшее слово); даже есть пословица «Без синюхи судьи глухи». Существительное чернуха — слово жаргонное. В наши дни этим словом называют произведения, чаще всего кинофильмы, рисующие мрачные (чёрные) стороны жизни. Нередко можно услышать: По телевизору гонят одну чернуху!; В кино одна чернуха, смотреть не хочется!
Получается, что есть производные слова, значение которых полностью складывается из значений их составных частей: дом-ик 'маленький дом', дом'-ищ-е 'большой дом', волч-онок 'детёныш волка'. А есть такие, значение которых основывается на значениях составных частей, но не является простой их суммой. Таковы, например, существительные водитель, белок, синяк. Существительное водитель обозначает не просто 'лицо, которое что-либо водит', а 'лицо, профессия которого — водить общественный транспорт'. Составляющие морфемы этого смысла — 'общественный транспорт' не содержат. Слово белок обозначает не любой предмет белого цвета, а 'белую часть яйца'; синяк — не любой предмет синего цвета, а 'кровоподтёк синего цвета'. Сравните однокоренные существительные, произведённые от прилагательных косой и тёплый. Одно называет 'косой по форме головной платок' (косынку), а другое — 'имеющую форму косого утла стаю птиц, рыб или других животных' (косяк). Одно называет 'тёплый товарный вагон' (теплушку), а другое — 'тёплое помещение для выращивания рассады, цветов и т. п.' (теплица).
Раачичие в значениях этих слов никак не связано с их строением. Эту часть значения слова нельзя вывести из его состава, нельзя предугадать. Её надо знать.
Учитель не просто 'тот, кто учит или любит учить', а как и писатель, — название определённой профессии, рода деятельности. Мы можем назвать лишь в шутку писателем человека, который пишет письмо или школьное сочинение. Значение реальных, живых слов часто бывает неожиданным. Можно ли догадаться, что слово электричка обозначает именно электрический поезд, а не электрическую бритву, чайник или плитку; слово ночник — ночную лампу, а не что-нибудь другое, связанное с ночью? Нет, это нужно знать.
Свойство производного слова выражать нечто, не содержащееся в значении его составных частей, называют фразеологично-стъю, или иди ом атичн остью (от греч. «idioma» — «особенность», «своеобразие»).
Прямо противоположный случай — так называемые потенциальные слова, которые образуются по модели, безо всяких добавлений ещё какого-либо значения. Мать говорит шутливо сынишке: Ну что ты всё время повторяешь? Вот повторятель нашёлся! Найдёте ли вы в словарях слово повторятель? Конечно нет. Поймёте ли вы его? Конечно да! Это чистая реализация словообразовательной модели, потенциальное слово.
Вот и подошёл к концу наш рассказ о том, как делаются слова. Добавим, что в разных языках словообразование занимает неодинаковое место. Например, в русском языке словообразование очень богатое, а слов, не имеющих родственников, совсем мало. Учёные подсчитали, что их немногим больше 3 %.