Одни единицы языка создаются, производятся в речи, другие — только повторяются, воспроизводятся. Например, зная глагол поговорить, можно без колебаний и сомнений употреблять в своей речи формы поговорю, поговоришь, поговорят, поговорила и т. д, даже если раньше их не слышал и не употреблял. Их можно производить в своей речи, а не только воспроизводить. И это потому, что от глаголов на -итъ всегда образуется первое лицо с окончанием ?у(-ю) и означать -у(-ю) всегда будет первое лицо. Если варить — то варю, если дарить — то дарю, если говорить — то говорю...
Единая закономерность не сулит никаких неожиданностей и подвохов. Поэтому учитель и может дать ученику задание: «Просклоняй существительное весна, проспрягай глагол говорить». Ученик должен по определённому образцу (модели) создать все формы этих слов. Образцами служат другие существительные того же склонения и другие глаголы на -итъ.
Предположим, что всё было бы не так. Например, у одного глагола на -итъ 1 -е лицо имело бы окончание -у, а у другого глагола того же типа — какую-нибудь другую морфему, не -у; у третьего — ещё какую-нибудь. И значение этих форм было бы не совсем одинаковое: у одного глагола такая форма относила бы действие к «я», лицу говорящему, у другого обозначала бы, что действие производит «я» и ему помогает «он», и т. д. Каждый глагол прихотливо, по-своему варьировал бы значение первого лица. Производить эти формы в речи (с уверенностью, что производишь именно те формы, которые есть в языке) стало бы невозможно.
Во всех случаях пришлось бы помнить, какие капризы свойственны каждой конкретной форме данного глагола, т. е. реально можно было бы не производить, образовывая её в речи, а только воспроизводить по памяти. Но ведь именно так обстоит дело в словообразовании. Есть такие пары слов: регулировать — регулировщик, панировать -- полировщик дрессировать — дрессировщик, сортировать — сортировщик, регистрировать.. Можно было бы ожидать- регистрировщик. Нет! Такого слова не существует в русском языке Есть слово с другим суффиксом:регистратор. Предсказать, что здесь суффикс -тор, а не -щик, не -телъ или какой-нибудь другой, невозможно. Это надо знать. Единицу регистратор нельзя свободно производить в речи — нет законов такого безошибочного производства; её можно только воспроизводить.
Есть слова регулировщик полировщик, дрессировщик и слова регистратор, механизатор, вульгаризатор. Все они образованы от глаголов одного и того же типа. Все имеют общее словообразовательное значение: называют лицо по его действию, а суффикс у одних слов -щик У других — -тор.
Этого мало. Непредсказуем не только суффикс (т. е. его звуковой, фонемный состав), но и его значение. Окончание 1-го лица у, как мы видели, не меняет своего значения, не приобретает разных оттенков, присоединяясь к разным глагольным основам. Но в словообразовании всё не так! Сопоставим проектировать — проектировщик дрессировать — дрессировщик, регулировать —регулировщик зимовать — зимовщик... Проектировщик — 'тот, кто проектирует'. Дрессировщик — 'тот, кто дрессирует'. Мы бы ожидали, регулировщик — 'тот, кто регулирует', зимовщик — "тот. кто зимует'. А это неверно. Аффикс -щик (словообразовательный) вносит в слова не всегда одинаковые значения. Правда, он всегда обозначает деятеля. В первых двух словах (проектировщик, дрессировщик) только этим и ограничивается его роль. Но иногда он неожиданно ещё сужает значение глагольной основы: регулировщик — 'тот, кто регулирует уличное движение' (или 'ход какой-нибудь машины'). Если я тщательно регулирую свои занятия, работу и отдых, то всё-таки не имею права назвать себя регулировщиком.
Словари дают такие оттенки значения глагола регулировать: Лекции — средство регулировать порядок приобретения знаний; Регулировать отношения между лицами; Регулировать ход каната (при переезде через реку на пароме); Регулировать рыночные цены; Регулировать уличное движение; Регулировать ход станка.
Только два последних значения взяты языком для слова регулировщик. В его значении есть ограничения, которых нет у глагола регулировать. И они непредвиденны — их нельзя было ожидать на основании знакомства с другими словами, имеющими тот же суффикс.
Так же и в слове зимовщик: зимовать — 'оставаться где-нибудь на зиму', зимовщик — 'тот, кто остался зимовать где-либо за пределами жилых мест'. Этого уточнения — именно 'за пределами жилых мест' — не содержит глагольная основа, его неожиданно внёс суффикс, хотя в других словах он такого ограничения не вносит.
Итак, есть суффикс -щик со значением 'тот, кто...'; он может присоединяться к глаголам определённого строения. Но попробовав его присоединить, попадаем впросак. Наши правильные знания не помогли составить правильные слова. Дважды попадаем впросак: не угадали, что в слове регистратор суффикс не -щик, а -тор, и не угадали, каково общее значение слова регулировщик (оно обозначает не всех, кто что-либо регулирует). Словообразование в отличие от словоизменения вдвойне непредсказуемо: и по значению, и по фонемному облику производных слов.
Есть ещё важное различие словообразования и словоизменения. Словоизменительные аффиксы неизбежны в речи. Нельзя, например, избежать в русском языке глагольного окончания 1-го лица.
Нужно сказать: Сейчас я пишу. Я должен непременно употребить форму 1 -го лица, потому что «я» обязательно именно её и потребует. Пусть я ловко извернусь (если, предположим, не знаю, как образуется у глаголов 1-е лицо), например, так: Если посмотреть на меня сейчас со стороны, то можно сказать: писать — вот какое сейчас занятие у этого человека. Хитро! Неужели всё время так хитрить, говоря по-русски? Нет, это невозможно.
Обозначение лица у глагола — это обозначение его связи с подлежащим. По законам русского языка связь сказуемого и подлежащего необходимо обозначать аффиксами. От этого не уйдёшь. Надо такие аффиксы знать. Один раз извернёшься (как было придумано выше), но нельзя всё время говорить о себе, минуя форму лица.
Словоизменительные аффиксы обязательны в речи именно потому, что они показывают связи между словами. Напротив, без любого словообразовательного аффикса можно обойтись. Например, можно совсем не пользоваться суффиксами лица-деятеля у существительных.
Вместо Пришёл ли точильщик? можно сказать Пришел ли тот, кто точит ножи? Слова регулировщик, регистратор, исследователь, пианист, жнец, передовик — все можно заменить описательными оборотами, в которых нет суффикса лица. Ведь словообразовательные аффиксы употребляются не для связи слов... А для чего? Для образования целостных особых наименований, чтобы коротко называть вещи, которые могут обозначаться и пространно, описательно. Ясно, что такие аффиксы не являются неизбежными в речи.
Итак, существуют три различия между словообразованием и словоизменением. Связь между этими различиями несомненна. Словоизменительные аффиксы служат для связи слов, а связи слов непременно должны быть выражены в каждом русском предложении; следовательно, словоизменительные аффиксы неизбежны в речи. Присоединение этих аффиксов к основе должно быть сравнительно простым, чтобы можно было по требованию предложения быстро образовать словоизменительные формы. Эти формы должны быть подчинены общим правилам и ограничивать число исключений, сторониться их.
Подобная связь прослеживается и в обратном направлении: если какой-нибудь тип аффиксальных единиц нерегулярен, прихотливо непредсказуем, допускает постоянные отступления от стандарта, то он не может быть основой для строительства синтаксических единиц, всегда стандартных. Аффиксы, которым «не оказывает протекции» синтаксис, не являются необходимыми и неизбежными в речи, а значит, это аффиксы словообразующие.
Итак, три различия между словообразованием и словоизменением — три узла на одной нитке; за одним обязательно тянутся два других.