Сотни веков язык существовал без письменности, да и сейчас немало бесписьменных языков. Исторически письменная речь вторична, но в современном мире она играет не меньшую роль, чем речь звучащая. У каждой из этих форм существования языка своя сфера действия, устная и письменная речь дополняют друг друга. Звучащей речью мы овладеваем в раннем возрасте, она усваивается как бы сама собой, без усилий с нашей стороны, письму же мы учимся специально, тратя на постижение грамоты многие годы. Может быть, именно поэтому мы уважительнее относимся к письменной речи, чем к устной. «Что написано пером, того не вырубишь топором» — говорит пословица.
Магия письма настолько велика, что подчас заслоняет сам язык не только школьники, но и взрослые образованные люди отождествляют письмо и язык, звук и букву Часто можно услышать: «Букву „эр" не выговаривает», хотя «выговорить», произнести можно только звук, а не букву. Буквенный облик слова «гипнотизирует», и грамотному человеку трудно поверить, что, например, в конце слова дуб он произносит не [б], а [п]
Неразличение письма и языка, буквы и звука с особенной остротой проявляется всякий раз,
когда встаёт вопрос об усовершенствовании, упрощении нашего правописания Сразу раздаются протесты против «реформы языка», против вмешательства в язык, его порчи. В 60-х гг. XX в. Орфографическая комиссия разработала проект, в котором предлагалось убрать некоторые исключения из правил, сделав их более последовательными и простыми: например, после буквы ц писать только букву и и не писать ы. Казалось бы, как удобно, не заботясь о том, в корне или в окончании встречается данное сочетание, не запоминая исключений из правила, писать всегда ци: цирк, циплёнок, цивилизация, огур-ци. Однако многие возмутились: они были убеждены, что в слове революция они произносят мягкий [ц'], а в слове огурцы — твёрдый, тогда как на самом деле звук [ц] в русском языке всегда твёрдый. Он не имеет мягкой пары, и поэтому, напишем ли мы после ц букву и или ы, всё равно произнесём одинаково — [цы]. Одна газета с негодованием писала. «Неужели мы будем теперь встречать наших космонавтов не мужественным приветствием Молодцы!, а визгливым Маподци!». Автор статьи был уверен, что если изменится написание, изменится и произношение
Итак, письмо и язык, мир букв и мир звуков — два разных мира. В каждом из них — свои законы, и соединены они между собой многочисленными и порой непростыми связями.